И мы спорим с самой вечностью,
Нарушая закон бытия,
Отбираем солдат у безвестности,
Возвращая им их имена.

Е. Якуненская

Доброе утро Гость | Ваша группа "Гости" | Главная | Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: ФилиН  
Форум » ОСНОВНОЙ » Для начинающих » Теория и практика поисковых работ (части книги С.С.Котилевского, посвященные поисковой работе.)
Теория и практика поисковых работ
phantomДата: Суббота, 11.02.2012, 19:44 | Сообщение # 1
Опытный поисковик
Группа: Администраторы
Сообщений: 278
Статус: Offline
Издательство "Отечество"
Казань - 2004 г.


Эта книга написана преимущественно для людей, занимающихся поиском погибших военнослужащих на полях сражений в период Второй мировой войны, увековечением памяти о них и является справочным пособием как для командиров поисковых отрядов, так и рядовых поисковиков.

От издательства.


В связи с тем, что некоторые главы книги подготовлены на основе уже изданных в печати или опубликованных в Интернете книг других авторов и желающие могут прочитать их в оригинале, здесь публикуются только части книги С.С.Котилевского, посвященные непосредственно поисковой работе.

Сергей Сергеевич Котилевский родился в 1956 году на Алтае, живет в г.Великий Новгород. По образованию — фототехник. В 1981 году в составе новгородского клуба «Сокол» профессия фоторепортера привела его на места былых сражений в Мясноборских лесах под Новгородом. Увиденное настолько ошеломило, что с тех пор его жизнь связана с поисковой деятельностью.

С 1987 года занимается историко-архивными исследованиями документов о событиях на Волховском и Северо-Западном фронтах. В конце 1980-х – в 1990-е годы работал в штабе поисковой экспедиции «Долина» памяти Н.И.Орлова ответственным организатором, председателем Совета командиров, руководителем историко-архивного сектора. Разработчик инструкций и методических указаний, форм документов в поисковом делопроизводстве.

Надеемся, что знания и практический опыт Сергея Сергеевича, изложенные в этой книге, помогут коллегам-поисковикам в совершенствовании организации и ведения поисковой работы.

От автора.


Эта книга написана преимущественно для людей, занимающихся поиском погибших военнослужащих на полях сражений в период Второй мировой войны, увековечением памяти о них и является справочным пособием как для командиров поисковых отрядов, так и рядовых поисковиков.

Здесь затронуты вопросы и проблемы, с которыми поисковики сталкиваются в ходе поисковой деятельности — занятии тонком в психологическом и трудном в физическом смысле, зачастую сопряженным с риском для здоровья и жизни.

Поисковая деятельность неразрывно связана с исследованием архивных документов и ведением специального делопроизводства, которым в книге посвящены отдельные главы.
Поскольку полевые поисковые работы требуют определенной туристической подготовки, навыков ориентирования, знания основ топографии, археологии и медицины, то не имеющие отношения к поиску любители путешествий здесь также найдут для себя много полезной информации.

Если этот труд послужит поводом для размышлений поисковика и всех, кто причастен к поисковой деятельности, поможет более осмысленно относиться к проблеме увековечения памяти погибших защитников Отечества, — буду считать, что цель моего труда достигнута.

Благодарю Александра Ивановича Орлова за помощь в цифровой обработке фотоматериалов. Мелкову Наталью Борисовну, Ксению Нижегородскую за помощь в подготовке рукописи.

Особую благодарность хочется выразить руководителю Общественной молодежной организации «Объединение «Отечество» Республики Татарстан Александру Коноплеву и сотруднику «Объединения «Отечество» Рафику Салахиеву за помощь в предиздательской подготовке и издании книги.

С уважением ко всем читателям. Сергей Сергеевич Котилевский.

Часть 1. Полевые поисковые работы.
Глава 1. Этические аспекты поисковой деятельности.


Исповедь об увековечении памяти погибших защитников Отечества. Поисковикам журналисты нередко задают вопрос: «Почему вы этим занимаетесь? Что влечет вас в поиск?» В подобных случаях, разумеется, каждый пытается ответить соответственно случаю, как можно красиво и с пафосом.

А действительно, что же нас заставляет этим заниматься? В то время, когда все нормальные люди занимаются решением своих жизненных проблем, поисковая братия имеет дело с мертвыми, копаясь в прошлом, в том, что схоронила мать-земля и неумолимо предает забвению! Почему и зачем?

Для одних поисковая деятельность — это попытка восстановить справедливость по отношению к нашим предкам и ныне живущим соотечественникам. Поиск стал делом их жизни, делом важным и нужным. Такие поисковики выполняют поисковую работу дотошно и скрупулезно. Перестают этим заниматься они только в силу вынужденных обстоятельств.

Для других это хобби. Возможность отвлечься от каждодневных забот, провести время с пользой для людей и найти новых друзей.

Еще это способ романтико-приключенческого времяпровождения.
Для подростков — возможность проверить себя в необычных условиях, ведь поисковые экспедиции в определенном смысле бывают приближены к экстремальным условиям. В особенности для начинающих, которые наслышаны баек о жуткой опасности таких экспедиций. Одни подростки в поиске участвуют разок-другой и исчезают, другие находят в этом интерес и «прикипают» к поиску надолго.

Есть категория людей, которые в поисковой деятельности видят возможность для самоутверждения. Более активные и самолюбивые получают здесь возможность стать лидерами и получить определенную значимость в обществе. И в поиске, как собственно и в других сферах деятельности, своей цели достигают либо добросовестностью и трудолюбием, либо напыщенной суетой и пустыми разглагольствованиями.
Так или иначе, главная общая цель поисковиков — найти смертный медальон или документы, позволяющие установить имя бойца, а затем найти его родных и известить их о судьбе солдата.

Казалось бы, все достаточно просто и понятно.
Ан нет! Дело это не простое и об этом моя исповедь.
Прошло много лет с тех пор, когда поисковики из групп мелких, стихийных и слабо организованных, не имеющих поискового опыта, серьезной финансовой и юридической поддержки, движимых исключительно энтузиазмом и общими романтическими интересами, переросли в мощное движение.

В большинстве своем, это общественные организации, деятельность которых имеет юридический статус, в той или иной мере имеет финансовую и материально-техническую поддержку. Многие лидеры поисковых формирований имеют практический опыт в решении административных и поисковых задач. Но при этом, далеко не все поисковики (в особенности начинающие) имеют достаточный опыт работы, как в полевых условиях, так и поисковом делопроизводстве. Не многие отчетливо представляют весь спектр проблем и задач, которые включает в себя поисковая деятельность. Нередко работа ведется в рамках все того же энтузиазма, слабо квалифицированно и на уровне дилетантства. Отсутствие опыта или необдуманные действия порой приводят к недопустимым в этическом и историческом плане последствиям. Неквалифицированная работа на захоронениях ведет к хаотичной эксгумации останков, что неизбежно приводит к утрате важных находок и сведений, способствующих в установлении имен погребенных и как следствие — к их обезличиванию.

Методика вскрытия захоронений и ее целесообразность, своевременное перезахоронение эксгумированных останков, соблюдение этических норм и духовных традиций, историко-архивное обеспечение поисковых работ, эффективное использование исторических, архивных и свидетельских материалов, учет проделанной работы, восстановление имен и их переучет, извещение родных о месте гибели и захоронении погибшего — это наиболее важные задачи, без решения которых поисковые работы становятся без результативными, незавершенным, и подчас теряют смысл. Поисковик должен отчетливо представлять всю технологическую цепочку от начала поиска до его логического завершения.

Не все еще понимают, что медальон не панацея в установлении имен погибших. Значительно эффективнее в этом направлении дают результаты педантичного и скрупулезного составления учетных документов по результатам полевых поисковых работ, исследование архивных документов и на их основе сопоставление и анализ имеющейся информации.

В поисковом движении уже немало людей имеющих значительный опыт и способных грамотно выполнять эту работу. И все же далеко не все поисковые формирования выполняют весь спектр необходимых работ даже в боевых регионах, где поисковый опыт чаще преобладает над опытом так называемых тыловых формирований. Этому есть вполне логичное объяснение. Основную часть работы выполняют энтузиасты, а штат работающих профессионально невелик. Штатные работники не имеют специального образования, а необходимые знания и опыт приобретают путем собственных проб и ошибок. Особенную озабоченность в этом отношении вызывают многие поисковые формирования тыловых регионов. В частности, те объединения и отряды, руководителями которых являются педагоги различных учебных заведений. Подавляющее большинство преподавателей места былых сражений видят, прежде всего, как воспитательный полигон, а поисковую работу — как способ воспитания патриотизма у детей и подростков. К сожалению, приходится констатировать, что многие педагоги в малой степени уделяют внимание освоению поисковых премудростей, считая, что этому дети научатся непосредственно в ходе выполнения полевых работ.

Безусловно, места былых сражений, это именно те места, где у психологически не устоявшегося молодого человека нетрудно вызвать волну чувств и эмоций. Автор этих строк не педагог и не рискует давать советы, где и как воспитывать подростка. Однако, вызывает сомнение, что молодой человек станет патриотом своей Родины, видя как Родина обходится со своими сынами. Какое отношение к останкам защитника Отечества может сформироваться у подростка, если педагог, являясь примером для подражания, копается в захоронении, как свинья в апельсинах, не утруждая себя и подопечных элементарными этическими нормами в обращении с останками? Разве трудно научиться самому и показать своим подопечным как следует зачищать грунт на раскопе, для того чтобы ничего не пропустить, собрать все останки и добавить к ним из раскопа горсть земли, как бережно обращаться с останками и находками, в полном объеме и своевременно составить документы о выполненной работе? Многие ли руководители поисковых формирований в течение года готовят школьников к предстоящим экспедициям? Если навыки туризма подростки преимущественно приобретают в условиях поисковых экспедиций, куда попадают без элементарной подготовки, то совсем беда с навыками техники поиска, владения поисковым инструментом и правилам эксгумационных работ. Все это, разумеется, сказывается на эффективности проведения поиска, моральной атмосфере в самом коллективе, и отношении к такой команде со стороны окружающих. Вывод — когда поисковую группу возглавляет педагог, плохо подготовленный как поисковик — делу наносится вреда больше, чем пользы. А значит и тем, ради кого это делается. Отдаю себе отчет, что таким заявлением вызову на свою головушку бурю гнева и негодования. Дескать, мы не такие. К счастью, такие не все. Увиденное в поисковой экспедиции сильно воздействует на психику подростков.
Каким патриотом будет этот парнишка?

Среди актуальных, существует и проблема дублирования наиболее активными поисковиками друг друга в розыске родных и исследовании фондов ЦАМО РФ. Розыск родных часто не согласуется, что приводит к различным ляпсусам, в том числе порой и недопустимым. Не единичны случаи, когда родные погибшего неоднократно извещались поисковиками об обнаружении останков близкого им человека. Причем, сведения о месте, обстоятельствах обнаружения и другая информация в таких случаях практически всегда была разноречивая.

К примеру, родственники погибшего бойца, в результате несогласованных и необдуманных (если не сказать безответственных) действий поисковиков приехали из Сибири на захоронение близкого человека в Великий Новгород, хотя он погиб под Курском. Более того, его останки вовсе не были найдены, а сведения о нем взяты из архивных источников для книги памяти. К счастью, подобные казусы — единичны, но в нашем деле они недопустимы даже в редких случаях.
Все это связано в свою очередь с тем, что не смотря на довольно солидный опыт, в поисковой среде в настоящее время нет неукоснительных правил в методике и технологии проведения полевых поисковых работ. Не выработана общая система взаимодействия и разграничения или распределения функций и полномочий. Иными словами, наука поиска, о которой мы порой высокопарно говорим, еще не создана. Хотя, такие попытки неоднократно предпринимались. Написана, издана и распространена «Методика поисковых и эксгумационных работ», «Военная археология», созданы несколько систем учета результатов полевых поисковых работ, каждый на свой лад изобретает правила техники безопасности, ведет систему учета проделанной работы, создаются компьютерные базы поисковых данных, пишутся разного рода методики и рекомендации. Но все это на уровне своего узкого круга задач или не полного представления о таковых.

Наиболее прогрессивные поисковые лидеры уже давно понимают, что поисковая работа требует целого комплекса знаний. Достаточно сказать, что в нашей среде уже есть кандидат исторических наук С.И.Садовников. Его диссертация стала основой для написания книги «Поиск, ставший судьбой», где автор на примере поисковой деятельности ИАПЦ «Судьба», наряду с историческими данными, весьма полезными для поисковиков, на конкретных примерах показывает методологию исследовательских работ, являющихся продолжением и логическим завершением полевых поисковых работ. Безусловно, книга наряду с читательским интересом, может служить хорошим пособием для начинающих поисковых исследователей.

Однако, если говорить о науке поиска, то наряду с историко-архивными, весьма важно и освоение полевых навыков, которые в свою очередь предполагают необходимость определенных знаний в области археологии, туризме, топографии и т.д.

Между тем, практика показывает, что всякие полевые работы важно и полезно начинать и заканчивать в архиве, то есть, поисковая работа должна выполняться по схеме архив — места боевых действий — архив.
Но мы, думается, пока не готовы к созданию науки поиска по следующим причинам — амбиции и отсутствие лидера, способного снова объединить поисковое движение в единую организацию. Ведь только собрав воедино колоссальный опыт, навыки и знания множества грамотных и опытнейших поисковиков, которых сегодня уже предостаточно, можно говорить о создании той самой науки поиска. А если говорить без пафоса — только сообща можно выработать единые правила и систему полевых, исследовательских поисковых работ, поискового делопроизводства и других задач на пути к достижению цели. А ведь конечная цель у нас общая — увековечение памяти погибших солдат при защите Отечества.

В конце восьмидесятых годов прошлого столетия с задачей объединения единомышленников блистательно справился Юлий Михайлович Иконников. Светлая ему память.

Его усилиями были собраны воедино сотни поисковых отрядов и объединений, создана Всесоюзная общественная организация, которую при всем желании «отцы народа» просто не могли не видеть. В итоге, на государственном уровне была признана проблема увековечения памяти погибших защитников во время Великой Отечественной войны. Но шло время, перед поисковым движением появлялись новые задачи, которые не смогли реализовать последователи Юлия Михайловича. Произошел раскол, точнее сказать — распад. Теперь каждый сам себе председатель, директор и даже президент. Будет ли когда-нибудь в движении лидер, способный не только объединить всех заново, но и объяснить поисковой братии, что поисковая работа это нечто большее, чем романтическое времяпровождение? Это вопрос времени.

К проблеме увековечения памяти погибших защитников Отечества необходим серьезный подход на государственном уровне. Поисковикам в период суматохи и неразберихи в государственном законотворчестве удалось на свою голову протолкнуть закон об увековечении памяти погибших защитников Отечества. «Благодаря» чему, то ли по недомыслию, то ли с умыслом все поисковые заботы благополучно были спихнуты на общественные организации. В итоге, организация и финансирование поисковых работ осуществляется по принципу: спасение утопающего — забота самого утопающего.

Без решения проблем увековечения памяти погибших защитников Отечества на государственном уровне, выполнение всех обозначенных задач в целом практически невозможно. Для выполнения всего комплекса задач необходима подготовка профессиональных кадров штатных работников, с достойной оплатой их труда и достаточной поддержке энтузиастов из поисковых добровольцев, материально-техническое обеспечение. В отдельных регионах поисковые формирования имеют финансовую поддержку из местных бюджетов. Однако, этого недостаточно. Следует признать, что даже выделяемые средства подчас используются неэффективно.

В настоящее время мы имеем следующие итоги увековечения памяти погибших защитников Отечества. Сотни и тысячи поисковых формирований ежегодно ведут поисковые работы на местах боевых действий, растет количество воинских захоронений, число перезахороненных исчисляется сотнями и тысячами. Только на территории Новгородской области за годы деятельности поисковой экспедиции «Долина» захоронено и перезахоронено военнослужащих, число которых приближается к штатному расписанию полнокровной армии! С одной стороны можно хвалить поисковиков и гордиться такими показателями. С другой стороны, если сверить цифру количества захороненных, с цифрой установленных и увековеченных имен, картина становится удручающей и даже неприглядной. Две тысячи имен, установленных по медальонам и наградам на фоне семидесяти тысяч (цифры приводятся округленно), выглядит весьма невнушительно. А число увековеченных и совсем мизерное — пары сотен не наберется.

Такое положение дел практически во всей России на всех поисковых захоронениях. Здравый смысл и логика позволяют утверждать, что человек не может считаться увековеченным, если его место погребения не обозначено, т.е. на могиле нет как минимум его фамилии и имени. Следовательно, подавляющее большинство перезахороненных поисковиками военнослужащих обезличены. Предчувствую упрек в предвзятости и необъективности, дескать, прошло столько времени, установить и восстановить все имена невозможно. Соглашусь только с тем, что всех невозможно. Но разница в цифрах между количеством перезахороненных и восстановленных имен могла бы и может быть существенно меньшей. А уж между именами, установленными и увековеченными и вовсе может быть в соответствии.

Отсюда и сомнения в целесообразности этой деятельности как таковой. Невольно напрашивается вопрос, — есть ли смысл тревожить прах наших предков чтобы, грубо говоря, выкопать их из одного места и закопать в другом? Ведь дошло до того, что неплохо задуманное и построенное мемориальное воинское кладбище в Мясном Бору люди окрестили не иначе как мемориальной свалкой солдатских костей. На этот вопрос уже многие совестливые поисковики сами для себя ответили и приняли решение — обходят стороной найденные где бы то ни было неучтенные воинские захоронения и занимаются только поиском не захороненных останков или по устоявшейся поисковой терминологии — «верховых». Насколько это правильно — вопрос другой.

Время, сама война и Советская власть внесли много неразберихи в том, кто где погиб и где погребен. Как нет сомнения и в том, что и мы все, кто так или иначе имеет отношение к увековечению наших погибших защитников, вносим в это существенную лепту своей необдуманной, неквалифицированной и безответственной деятельностью. Зачастую работа ведется бессистемно, места для перезахоронения определяются по принципу где сподручней, а не там, где того требует здравый смысл. В результате поисковой деятельности воинские кладбища в неприглядном виде, имена погребенных обезличены. Там, где в прежние времена имена увековечены — не факт, что этот солдат похоронен именно здесь, как и не факт, что захороненный на одном кладбище боец не имеет своего имени на другом кладбище.

Как видно, занятие это не простое и требует значительного времени, сил и средств. А время уходит. Позволю себе высказать свое мнение по поводу нередко задаваемого вопроса: «А кому это надо?». Безусловно, редкому чиновнику это надо, как не надо и тем, кто живет «хлебом единым». Память о предках наших, это значительный кусок хлеба духовного. Это нужно и мертвым, и живым, и тем, кто будет жить после нас, которым не будет стыдно от того, что они живут в такой стране.

В завершение этой исповеди, а точнее — крика души повторюсь и скажу, что поисковая деятельность не эффективна и даже вредна, если дело вести хаотично, без кропотливого учета выполненных полевых поисковых работ, без основательного анализа результатов выполненных полевых и историко-архивных исследовательских работ, учета и переучета сведений о погибших, т. е. хорошо налаженного поискового делопроизводства, и вдумчивого подхода к выбору мест погребения. Все это должно быть направленно на главную цель — восстановлению имен погибших и увековечению их памяти.

Думается, будет уместным здесь ответить на вполне логичный вопрос к автору этой исповеди: «Если изложенные здесь мысли — есть убеждения, то почему ты занимаешься поисковой работой?»
В начале своей поисковой деятельности мне довелось сделать то, о чем теперь могу только сожалеть. В то время всеми нами двигали исключительно, прошу прощения за пафос, «души благородные порывы». Мы даже не понимали почему наши защитники не похоронены и почему их так много? В то время еще мало кто знал слово ЦАМО (Центральный архив Министерства обороны) не говоря о том, как туда попасть. Вопросов было тьма, а ответов — одни догадки. Иногда догадки разрешались во хмелю оброненными откровениями ветеранов. До всего приходилось доходить своим умом, методом проб и ошибок, поскольку подсказать и научить было некому. За годы поисковой работы старался внедрять и вводить в практику то, чему научил опыт, подсказала логика и здравый смысл. В своей поисковой деятельности я всегда руководствовался правилом — «не навреди» и делай так, чтобы потом нечем было себя упрекнуть по отношению к памяти предков. За прошедшие годы многое сделать удалось, но еще большее, — увы, не довелось. Вероятно, это и явилось стимулом к написанию этой книги.
Поисковая этика.

Говоря на эту тему, следует определиться, в чем заключается поисковая этика по отношению к памяти погибших? На мой взгляд, прежде всего — в корректном и бережном отношении к их останкам, в стремлении восстановления утраченных в силу обстоятельств военного лихолетья и просто забытых имен.

В поисковой работе важно, чтобы наши действия и поступки были в согласии с умом и сердцем. Но если поисковик действует только по велению души, не задумываясь о широком спектре вопросов и проблем, сопровождающих эту деятельность, — велик шанс оказать медвежью услугу тем, ради кого и для кого все это делается. Равно, как и думая одной головой, не прислушиваясь к голосу сердца, — негатива не миновать. Не навреди — эта фраза должна быть девизом для каждого, кто решил заняться поиском.

В поисковой среде довольно часто бывают спорные ситуации на почве этических моментов, возникающих в ходе эксгумационных работ. Это случается потому, что не все поисковики задумываются (не секрет, что встречаются и те, кто вовсе не утруждает себя этим) о морально-этических тонкостях своего занятия.

Корректное обращение с останками — важнейшее условие в поиске, ведь мы имеем делo с теми, кто не может противиться или выразить свое отношение к нашим действиям. Тема обращения с останками погибших то и дело возвращается в виде разногласий, споров, недоразумений и даже казусов. В той ситуации, когда возникает вопрос, как корректно поступить с останками погибших, надежной подсказкой, на мой взгляд, может послужить вопрос заданный самому себе (который нелишне периодически задавать себе в обычной жизни): «Как я хотел бы, чтобы поступили со мной в подобной ситуации?»

Корректное обращение с останками — это и соблюдение правил археологии при выполнении земляных работ. В ходе работы нельзя стоять и ходить в месте залегания останков. Этого не следует делать не только из этических соображений, но и практических — можно повредить важные находки, дающие ниточку к установлению имени погибшего.

В случае эксгумационных работ на групповых захоронениях, соблюдение правил археологии в сочетании с элементарной добросовестностью дает возможность не перемешивать останки, устанавливать принадлежность находок конкретному погибшему.

Недопустимо устраивать хаотичную эксгумацию и хранение останков, равно как и их сортировку по типу костей. Хаотичная эксгумация и практика сортировки останков по фрагментам скелета с целью подсчета количества погибших говорит либо о неподготовленности поисковиков к этим работам, либо о нежелании выполнять работу добросовестно и корректно. Кроме того, при условии сохранения мягких тканей на останках погибшего хаотичная эксгумация может квалифицироваться как расчленение трупа, что в соответствии с уголовным кодексом является тяжким преступлением.

Эксгумированные останки следует своевременно помещать в транспортировочные пакеты для доставки к месту временного хранения и последующей укладки в гроб или погребальный контейнер.
Для временного хранения останков следует определять обозначенное, соответствующее случаю место и не допускать хаоса в их хранении.

Опознанные останки нельзя обезличивать, смешивая их с другими, т. к., возможно, до перезахоронения найдутся родственники погибшего и примут решение (право на это принадлежит только им) о другом месте погребения.
Необходимо принимать меры к своевременному погребению эксгумированных останков. Недопустимо оставлять останки на месте раскопа в открытом виде на длительное время и без принятия мер к их доставке к месту погребения или временного хранения.

Порой организаторы перезахоронения погребальную церемонию совмещают с праздником, торжеством или юбилеем. В этом случае очень нелепо выглядят трибунные здравицы и кощунственными аплодисменты над гробами.
Следует принимать меры к уходу за воинскими захоронениями, появившимися в результате поисковых работ, а при необходимости и «бить в набат», тем самым принуждая людей если не по совести, то по закону выполнять свой долг.

Уход и бережное отношение к захоронениям — это есть сохранение памяти, но никак не увековечение памяти погибших. Без изготовления памятных плит с указанием сведений о погребенных дело не может считаться выполненным добросовестно. Ибо выкопать солдата из одного места и закопать его в другом, даже если это сделать под фанфары и публично смахнуть с лица слезу, оставив при этом могилу безымянной, — скорее, означает напрасно потревожить и обезличить прах предков наших, нежели чем проявить заботу об увековечении памяти о них.
Нельзя не коснуться темы добросовестности и тщательности в выполнении земляных работ. Еще не все поисковики относятся к этому с достаточной степенью ответственности. Кто-то в силу неопытности, а кто-то в силу безответственности. Для чего это нужно и что стоит за этим? Два принципиально важных момента — уважительное отношение к погибшему и целесообразность этой работы как таковой. Уважительное отношение выражается в добросовестной эксгумации, после которой на месте погребения не остается фрагментов человеческих останков, имеется возможность индивидуальной упаковки в контейнеры для хранения, транспортировки и погребения. Целесообразность выражается в максимальном сборе информации для восстановления имен погибших. В противном случае погибшим будет оказана медвежья услуга — они навечно будут обезличены.

А между тем, в большинстве случаев их имена возможно восстановить по архивным источникам. Исходя из этого и возникает вопрос — насколько оправданы эксгумационные работы обнаруженных захоронений, если погибшие с известными именами, пусть пока только безмолвным архивным бумагам, в результате наших сердобольных усилий навсегда станут безымянными?
 
phantomДата: Вторник, 21.02.2012, 14:21 | Сообщение # 2
Опытный поисковик
Группа: Администраторы
Сообщений: 278
Статус: Offline
Глава 1. Этические аспекты поисковой деятельности.


Останки солдат бывшей армии противника.

Нельзя не затронуть тему отношения к останкам погибших солдат армии бывшего противника. Тема эта достаточно не простая и болезненная. Отношение к ним у россиян неоднозначное, несмотря на, в известной степени, сближение наших государств. Существует межправительственное соглашение о сотрудничестве в проблеме увековечения памяти жертв Второй мировой войны. В этом направлении идет реальная работа между созданными организациями в Германии и России, в чем участвуют с различной степенью активности и поисковые формирования.

Однако, в результате появления аккуратных, пусть без особенного размаха, но впечатляющих благоустроенностью кладбищ погибших захватчиков на фоне неказистых, полузаброшенных и, не редко, совсем не ухоженных захоронений наших защитников, тема остается особенно болезненной, и мнения людей по этому поводу весьма неоднозначны. В особенности, ветеранов и всех, кто непосредственно на себе испытал все ужасы нашествия фашизма. В том числе, и автор этих строк сегодня до конца не смог преодолеть двойственного чувства к этой проблеме.

Выражается оно в следующем. С одной стороны, мы принадлежим к послевоенному поколению, непосредственно нас не коснулись ужасы фашизма. Нам легче быть более беспристрастными, чем тем, кто испытал все это на себе. Однако, многие из моего поколения никогда не знали своего деда, которого убили фашисты, или рано остались без отца, который недолго прожил от ранений и других последствий войны. Когда я был еще школьником, и моего отца приглашали на открытые уроки рассказать о фронтовой жизни, — он отказывался, потому что не так много еще прошло времени, и без слез говорить о войне фронтовик просто не мог. Мне, пацану, эти слезы были непонятны. Как так? Мужик, прошедший войну, имеет боевые награды и — плачет. Ведь фронтовики, все до единого, закалены в боях. Так нам говорили в школе.

За годы моей поисковой жизни, работы на местах сражений и исследований военных архивов я хорошо понял цену слез фронтовика. Это, конечно, лирика, но мне кажется, именно по причине подобной лирики и формируется нормальная психология людей.

Однако, попытаемся порассуждать без лирики и попробуем определиться, что такое война и от чего она случается? Цитируя поисковика Алексея Сухановского, соглашусь, что «война — это большая и грязная мужская драка», от себя добавлю: «в которой немало достается всем, кто их окружает, — старикам, детям, женщинам». Почему возникают любые драки как таковые? Когда у людей не хватает ума решить спорные вопросы с помощью диалога и компромисса или, как сказал известный юморист, «интеллектом победить», тогда в ход идут дубины. Если война начинается между государствами, значит, их правительства не смогли договориться, т.е. у правительства не хватило того самого интеллекта. Выходит, война — это следствие неумной политики того или иного правительства, государства. Поскольку войну затевают не многие, а иногда единицы людей в государстве, а расхлебывает эту затею весь народ, здесь вступает в силу поговорка «паны дерутся — у холопов чубы трещат». А чтобы народ добросовестно и старательно отстаивал интересы государства ценой своих чубов, оно, государство, имеет такие средства разъяснения и воспитания, как пропаганда и карательные структуры. Пропаганда для тех, кто быстро начинает понимать политику правительства, а кто непонятлив — тому «объяснят» карательные органы. Теперь прикинем, хотят ли русские войны? Конечно нет, но, если надо… Ведь лучше грудь в крестах, а если уж суждено голове быть в кустах, так пусть лучше ее отсечет враг, и твоей отсеченной голове, возможно, будет почет. А разве эта, пусть примитивная, но все же логика относится только к нашим соотечественникам? Разве немцы не хотели просто жить, радоваться жизни, рожать и растить детей?

Так ведь нет, столкнулись лбами два параноика — Гитлер, Сталин, и им подобные. Бесспорно, мы не звали немцев на нашу землю. А между тем, теперь мы знаем, помедли Гитлер столько, сколько нужно было Сталину, и «во имя мировой революции» все могло быть не в нашу пользу, в смысле кто кого не звал. Как бы там ни было — пострадали в различной степени все, но победили мы (о цене победы умолчим). А победителям надо быть милосердными к побежденным, и уж тем более к мертвым. Истинно сказано, «мертвый враг — уже не враг». А раз не враг, так и воевать с ним незачем. Конечно, ничто и никто не обязывает нас чтить память наравне с нашими отцами и дедами о тех, кто принес нам столько горя и разрухи. Однако, следует уважать их потомков и помнить, что бывшие враги наши — это тоже жертвы той вакханалии, что затеяна была как против нашей, так и в большой степени против их воли.

Глава 2. Правовое обеспечение поисковой деятельности.


Обоснование законного проведения поисковых работ.

Поисковая деятельность осуществляется на основании Закона Российской Федерации «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества».

Статья 8 этого Закона гласит следующее:
«В целях выявления неизвестных воинских захоронений и не погребенных останков, установления имен погибших или имен пропавших без вести проводится поисковая работа. Она организуется на основе местных программ и проводится общественными объединениями, уполномоченными на проведение такой работы органами государственной власти и управления.

Проведение поисковой работы в местах, где велись военные действия, а также вскрытие воинских захоронений в порядке самостоятельной инициативы запрещается».

Поисковая деятельность занятие благородное, но при определенных обстоятельствах и наказуемое.
Ниже приведенные статьи Уголовного Кодекса Российской Федерации можно прочитать бегло людям законопослушным только для того, чтобы случайно не попасть в плохую ситуацию, поскольку незнание закона не освобождает от ответственности.
При желании заинтересованных людей, следующие две статьи применимы почти к каждому поисковику.
Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.
Статья 223. Незаконное изготовление оружия. Вступает в силу при наличии признаков попытки восстановления и реставрации ржавого оружия.

Руководителям поисковых формирований не лишним будет помнить о том, что в случаях эксгумационных работ на братских захоронениях, где нередко сохраняются мягкие ткани погибших, не следует пренебрегать соответствующими мерами предосторожности во избежание заболеваний участников работ и возможной ответственности по статье 236 УК РФ за «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил».
Кроме того, несоблюдение этических и профессиональных требований к эксгумационным работам на подобных объектах влечет за собой ответственность по статье 244 УК РФ «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения».

Следующие статьи УК РФ касаются любителей помахать в лесу топором или разжечь костер не в то время и не в том месте:

Статья 260. Незаконная порубка деревьев и кустарников.
Статья 261. Уничтожение или повреждение лесов.
Статья 262. Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов.
Статья 219. Нарушение правил пожарной безопасности.

Чего греха таить, еще случается, когда у отдельных поисковиков во время полевых работ появляется непреодолимая тяга к самостоятельному уничтожению обнаруженных взрывоопасных предметов. Не удивляйтесь, если при определенных обстоятельствах ваши благородные намерения, в соответствии с УК РФ, будут квалифицированы не иначе как Преступления против общественной безопасности. В этом случае к вам применима
Статья 217. Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах.

В приложениях к книге можно подробнее ознакомиться с названными и другими законами.
Взаимодействие поисковых формирований.

Как правило, в бывших боевых регионах существуют головные поисковые формирования, уполномоченные органами государственной власти на организацию поисковых работ. Головные поисковые объединения (фонды объединений) организуют прием поисковых формирований, как местных, так и из других регионов, являющихся общественными организациями (объединениями), в основном имеющих юридическое лицо. Последнее не имеет принципиального значения для участия в поисковых работах. Для участия в таковых поисковые отряды представляют в головное объединение заявку с указанием полного названия и адреса их организации, сроков участия, списочного состава прибывающей группы. Место проведения поисковых работ согласуется с головным объединением.

Отряд, прибывающий к месту проведения полевых поисковых работ, обязан иметь регистрационные документы, удостоверяющие формирование как поисковую структуру. Приступая к работе, необходимо действовать согласно общепринятым требованиям и правилам.

По завершении поисковых работ, отряд (объединение) должен передать представителю ответственного объединения пакет документов по установленной форме, содержащий необходимые сведения о результатах работы. В обязательном порядке также важно согласовать способ и место доставки найденных останков для хранения и последующего их погребения. Нельзя допускать устройства стихийных захоронений. Все находки, позволяющие установить имена погибших, их личные вещи в обязательном порядке должны быть предъявлены ответственному объединению для регистрации и учета. По согласованию находки могут храниться у нашедшего или ответственного объединения. При передаче на хранение находки как принимающая, так и передающая сторона вправе потребовать составление акта приема-передачи.

Принимающая сторона определяет районы поисковых работ, с местной администрацией решает вопросы проведения погребальных церемоний, по возможности оказывает материально-техническую поддержку участникам поисковых работ, ведет учет и концентрирует данные о результатах выполненной работы в данном регионе, историко-архивных исследований, опроса очевидцев и других источников информации, представляющих ценность для поисковой работы. С целью учета и переучета сведений о судьбе погибших и увековечения памяти о них составляет соответствующие документы и передает в заинтересованные ведомства. Архивные исследования, сбор информации из различных источников могут выполнять отряды, участвующие в полевых поисковых работах, равно как и вести переписку с целью розыска и уведомления родных о судьбе погибших, имена которых установлены в результате поисковых работ. При этом важно, чтобы действия согласовывались, а обмен информацией был оперативным и обоюдным.

Если полевые поисковые работы завершены с захоронением найденных останков, головное объединение или отряд — инициатор и организатор церемонии погребения составляет акт о захоронении, подписанный и заверенный печатями органов государственного и военного управления. Место погребения останков, обнаруженных в ходе поисковых работ, определяется только органами местного самоуправления.

Взаимодействие с местными органами власти.

В случае проведения поисковых работ в регионах, где нет ответственного головного объединения, проведение поисковых работ, место и время перезахоронения, а также все правовые и поисковые задачи должны быть согласованы с местной Администрацией.

Глава 3. Техника безопасности.


Общие меры безопасности при проведении полевых поисковых работ.
В ходе выполнения поисковых земляных работ в большом количестве встречаются предметы, которые в различной степени могут причинить вред поисковику — от досадного пореза обуви до трагического исхода. Чаще всего это предметы, не опасные для жизни, но способные нанести вред здоровью или просто испортить дальнейший поиск, — корни деревьев, острые камни, рваный металл, битое стекло и т.д. Многие поисковики знают, как досадно бывает «рассадить» пальцы на раскопе об осколки битой бутылки или фляги. А сколько поисковой обуви порезано о ржавые края жести или колючую проволоку! Кто нечаянно, во время движения зацепил, а кому лень было ковырнуть землю лопатой, и он сделал это носком сапога, итог один — рваные сапоги и ноги мокрее, чем могли быть. А вода в обуви, как известно, — это простуда или кровяные мозоли.

Во избежание этого не пытайтесь носком сапога выковырять из земли предметы, найденные в ходе поиска. Чтобы не испортить себе экспедицию, старайтесь работать на раскопе в перчатках, особенно, когда приходится работать вслепую, т.е. в заболоченных местах. Чтобы уменьшить риск поранить руки, а также не пропустить заветную находку, в месте раскопа делайте запруды и копайте осушительные ямки.

И главное, для того, чтобы не испортить себе жизнь, равно как и окружающим вас людям, а то и вовсе распрощаться с ней, — не будьте безалаберными в обращении с взрывоопасными предметами (далее ВОП).
Кроме ВОП в ходе экспедиции поисковику не следует пренебрегать и другими опасностями, способными нанести вред его здоровью и самой жизни. Например, связанными с энцефалитным клещом. Это маленькая (но очень зловредная) букашка, по форме напоминает божью коровку, только размером значительно меньше — с половину спичечной головки. Клещ имеет красное тельце и черную голову, очень твердый и шустрый. Многие считают, что именно их не коснутся неприятности, связанные с этим паразитом. Безусловно, не каждый клещ заразный. Однако, если совсем пренебрегать их наличием, то шансы стать инвалидом значительно возрастают. Как этого избежать? Об этом в главе «Медицинская подготовка».

При выполнении эксгумации останков, мягкие ткани которых еще находятся в стадии разложения, можно запросто получить отравление трупными газами, а хуже того — заражение крови трупным ядом. Последствиями этого будут, в лучшем случае, несколько дней слабости и жуткой головной боли, а в худшем случае — инвалидность и медленная смерть. Поэтому там, где есть резкий запах, лучше работать в резиновых перчатках, чаще менять друг друга или делать перерывы в работе, чтобы подышать свежим воздухом. Когда налицо сохранение мягких тканей, следует приостановить работы до обеспечения работающих индивидуальными средствами защиты — противогазами, резиновой обувью и перчатками. Бравада и пренебрежение средствами защиты в таких случаях неуместны, а со стороны организаторов поисковых работ — преступление.

В полевых условиях нелишне помнить о профессиональных болезнях поисковика любителям полежать на голой земле вечерком у костра ранней весной или по осени, что довольно романтично. Подобная романтика сказывается не сразу, но непременно. Вас ждет радикулит, простатит, воспаление внутренних органов и другие хронические заболевания. Эти болезни весьма преданные и избавиться от них совсем непросто, а случается (и нередко) — они будут с вами до конца дней ваших. Эти болезни также не заставят себя ждать, если ставить палатку на голую землю и спать в ней без хорошей подстилки.

Основные виды взрывоопасных предметов и степень их опасности.
В ходе поисковых работ поисковик непременно имеет дело с различными боеприпасами, представляющими опасность для жизни.

В истории поисковой деятельности известно о многих подрывах, которые произошли как с начинающими, так и опытными поисковиками, владеющими солидным запасом знаний в области устройства ВОП времен войны. Причины подрывов в основном следующие — любопытство, небрежность и безалаберность в обращении с ВОП. Подрывы с опытными поисковиками происходят в большей степени по причине все той же безалаберности и безответственности, притупления чувства опасности, вызванные чрезмерной самоуверенностью в совершенстве своего опыта. Статистика говорит о том, что подавляющее большинство подрывов происходит при разборке различных снарядов и мин. Меньший процент несчастных случаев принадлежит любителям повышения адреналина путем закладки в костер всего, что взрывается. Случались подрывы наиболее любознательных поисковиков при попытке поэкспериментировать или развлечься с детонаторами, извлеченными с помощью подручных средств. Такие развлечения чаще приводят к инвалидности, реже — к смерти¬. Развлечения путем засыпки в костер патронов приводят к неприятным синякам и ушибам, иногда и к потере зрения, особенно если попадется разрывная пуля, которую визуально отличить от неразрывной весьма непросто, в особенности, если она находится в гильзе.
Так или иначе, ВОП взрывается если его на это «провоцировать». И не было ни одного случая подрыва вследствие того, что кто-то шел по лесу, наступил на мину или в раскопе взял в руки нечто, а оно само взорвалось. Поэтому, не в порядке успокоения, а объективности ради, говорю, что не следует принимать всерьез страшилки по поводу особой опасности ВОП вследствие их долгого пребывания в земле.

Существует мнение, что взрывоопасные предметы военных лет представляют серьезную опасность по той причине, что, пролежав в земле многие годы, их взрывные устройства проржавели и при малейшем прикосновении к ВОП может произойти самопроизвольный взрыв. Думается, это придумали те, кому не приходилось иметь дело с таковыми.
В связи с тем, что эта книга написана для законопослушных и дисциплинированных поисковиков, подробное устройство и технические характеристики ВОП здесь не рассматриваются. Претендующим на звание «Отличный сапер», рекомендуется обратиться к уже существующей соответствующей литературе.
Но, как выглядят наиболее часто встречающиеся ВОП, в чем заключается их опасность и как с ними обращаться, полезно знать каждому поисковику. Об этом — ниже.

Официальные правила техники безопасности предписывают в случае обнаружения ВОП, немедленно прекратить работы, сообщить о находке работникам УВД и вызвать саперов для обезвреживания или уничтожения опасной находки. Время и практика показали всю абсурдность (несмотря на кажущуюся логичность!) таких требований. Очевидно, что для реального обеспечения таковых правил в ходе сезонных поисковых работ просто не хватит всех имеющихся в данном регионе саперов и милиционеров. Да и найти хотя бы одного настоящего (уполномоченного, аттестованного и имеющего необходимые средства для работы) сапера на всю экспедицию не всегда представляется возможным. Поэтому будем подходить к проблеме реально. А именно:
поисковику надлежит беспрекословно выполнять общие требования мер безопасности в обращении с ВОП, иметь представление, как выглядят наиболее часто встречающиеся и степень их опасности, по возможности принимать меры к обезвреживанию опасных находок путем оповещения об опасной находке руководителей поисковых работ и людей, обеспечивающих их безопасность.

Избежать неприятностей или того хуже — беды, совсем не сложно. Надо лишь помнить о следующем:
– ВОП не терпит панибратского обращения,
– заложенный в костер снаряд имеет подлую склонность взрываться в тот момент, когда к нему кто-то подойдет — если не ты сам, то кто-нибудь другой,
– некоторые боеприпасы в костре делают шумовой «пук», для того, чтобы вы подумали, что он уже взорвался, а на самом деле он ждет вас,
– в глазах поисковика–«чайника» отдельные боеприпасы способны прикинуться безобидной железкой, поэтому остерегайтесь стучать по незнакомым предметам топором, или чем-либо другим,
– некоторые боеприпасы способны маскироваться под печеную картошку забираясь в старые костровища, а иногда и в те места, где вы собираетесь разжечь свой костер. Поэтому выполните золотое правило поисковика — прежде, чем где бы то ни было развести огонь, проверьте грунт металлоискателем и обследуйте с помощью щупа,
– подрывы случаются только по собственной или чужой глупости,
– прежде чем пытаться познакомиться, как устроен снаряд или мина, сто раз подумайте, что может быть хуже вашей смерти. Разве что только смерть ваших друзей по вашей вине.
Поисковик, помни! Своей жизнью ты волен распоряжаться как заблагорассудится, но УК (уголовный кодекс) предусматривает уголовное наказание, а ПК (поисковый кодекс) — не исключает мордобитие за халатное отношение к жизни товарищей.

В силу разного назначения и конструкции боеприпасы имеют определенные различия в степени опасности. Это зависит и от других обстоятельств, например — природных условий, их пребывания в земле. Например, глина является отличным природным консервантом и предохраняет любые предметы от коррозии и гниения.
Важно иметь представление о степени опасности ВОП по характерным внешним признакам.
Рассмотрим наиболее часто встречающиеся.

Патроны.

Когда речь идет о взрывоопасных предметах, редко говорят о патронах к стрелковому вооружению, которые не принято воспринимать как опасные предметы. И напрасно. Эти мелкие и кажущиеся безобидными предметы, достойные на первый взгляд внимания разве что для изготовления сувениров и вечернего развлечения у костра, могут не только испортить экспедицию, но и нанести вред здоровью на всю жизнь. А при определенных обстоятельствах и отнять её.

Чтобы знать степень опасности патронов, необходимо знать их ассортимент и назначение.
Патрон к стрелковому оружию состоит из цельнометаллической гильзы, пули, капсюля-воспламенителя и порохового заряда. Аналогичное общее устройство имеет и большинство артиллерийских снарядов.
Пули для военного оружия различаются по устройству и имеют различные качества.
Когда речь идет о взрывоопасных предметах, редко говорят о патронах к стрелковому вооружению, которые не принято воспринимать как опасные предметы. И напрасно. Эти мелкие и кажущиеся безобидными предметы, достойные на первый взгляд внимания разве что для изготовления сувениров и вечернего развлечения у костра, могут не только испортить экспедицию, но и нанести вред здоровью на всю жизнь. А при определенных обстоятельствах и отнять её. Чтобы знать степень опасности патронов, необходимо знать их ассортимент и назначение.Патрон к стрелковому оружию состоит из цельнометаллической гильзы, пули, капсюля-воспламенителя и порохового заряда. Аналогичное общее устройство имеет и большинство артиллерийских снарядов.Пули для военного оружия различаются по устройству и имеют различные качества.

Основной вид пули для стрелкового оружия — это так называемая обыкновенная пуля. Она состоит из свинцового сердечника, заключенного в твердую металлическую оболочку.
Существуют пули тяжелые — удлиненный стальной сердечник, заключенный в твердую металлическую (обычно медную) оболочку.
Облегченные пули — изготавливаются с алюминиевым или укороченным стальным сердечником.
Специальные пули — подразделяются на:
зажигательные, начиненные воспламеняющимся составом;
бронебойные, с особо прочным стальным сердечником;
разрывные (пристрелочные), со взрывчаткой внутри;
трассирующие, начиняемые ярко горящим веществом.
Специальные пули могут быть и комбинированными: бронебойно-зажигательными, бронебойно-трассирующими, зажигательно-трассирующими.

По отличительным признакам специальные патроны маркируются путем окраски в различные цвета головной части пули, наносятся лаковые цветные ободки у дульца гильзы, также лаки различных цветов наносятся на капсюли и донышки гильз.

Реальную опасность при необдуманном обращении с ними могут представлять некоторые специальные пули, применяемые для поражения главным образом боевой техники — это зажигательные, разрывные (пристрелочные), трассирующие и все виды выше перечисленных комбинированных пуль. В силу значительного количества порохового заряда, реальную опасность представляют и все виды крупнокалиберных патронов, независимо от свойств их пули, которые также бывают различного устройства.

Визуально все патроны одинаковы, но в них есть опасные разрывные пули.
Исходя из того, что, как правило, на патронах лаковая маркировка не сохраняется, отличить опасную пулю от не опасной можно по одному наиболее характерному признаку. Все специальные пули имеют заметно более удлиненный размер, чем простые. При этом следует помнить, что забавы с извлечением пуль из гильзы или бросание в костер патронов, могут обернуться весьма неприятной неожиданностью.

Известны случаи, когда наиболее активные в стремлении развлечься поисковики наживали неприятности даже от патрона с обычной пулей. Помните, в любом патроне есть порох, и он при достаточном нагреве обязательно воспламенится. Не секрет, что неприятность или беда случается, когда её совсем не ждешь. В отношении к крупнокалиберным патронам, эти неприятности будут кратными калибру.

Детонаторы.

Детонатор, это маленькая, но непременная часть любого взрывного устройства от гранаты, до «ядреной» бомбы и предназначен для того, чтобы активизировать (инициировать) любое взрывчатое вещество. Детонаторы начиняются особо активными и чувствительными к удару, нагреву и трению веществами. Преимущественно, это азид свинца и гремучая ртуть, по классу принадлежащие к инициирующим взрывчатым веществам. Назначение у всех детонаторов одно — вызвать детонацию основного заряда. Но в силу различия и колоссального ассортимента боеприпасов, имеют различную форму и объем, не редко напоминающие такие бытовые предметы как: карандаш, радиоконденсатор, транзистор, электрическую батарейку и т.д. Детонаторы бывают двух типов — огневые и ударные. Все они имеют латунные, но чаще алюминиевые корпуса и одну характерную деталь — огневое отверстие или капсюль.
Нелишне еще раз напомнить, что эти штуки начинялись (и начиняются) особо активными и чувствительными к удару, нагреву и трению веществами, поэтому обращаться с ними следует весьма осторожно. Мощный взрыв детонатора образует множество мельчайших осколков, выковырнуть которые из тела весьма и весьма проблематично (если, конечно, будет в этом необходимость). А посему, не носите их при себе и тем более — не проявляйте любознательность, пытаясь выяснить, что там внутри.

Снаряды.

Артиллерийские снаряды имеют различное назначение и соответственно — устройство. По типам подразделяются на осколочные, фугасные, бронебойные, зажигательные и т.д. Все они имеют в некоторых случаях идентичные и совершенно различные взрывные устройства (взрыватели), которые, в свою очередь, как правило, приводятся в действие с помощью ударного механизма мгновенного (реже с замедлением) действия. Некоторые виды снарядов имели донные взрыватели инерционного действия. Все они представляют реальную опасность, за исключением цельнолитых болванок бронебойного назначения. Наибольшую опасность представляют снаряды, прошедшие канал ствола орудия, но по каким то причинам не разорвавшиеся. Отличить такой снаряд от не стрелянного не сложно. У артиллерийского снаряда на нижней части корпуса имеется компрессионный медный поясок. Если на этом пояске имеются следы нарезов ствола, напоминающие резьбу — значит, этот снаряд прошел канал ствола, следовательно — взрывной механизм снят с предохранителя, а игла, приводящая в действие детонатор, находится в непосредственном контакте с ним. Малейшее шевеление иглы наверняка приведет в действие детонатор. В итоге — преждевременная смерть неминуема.

Подавляющее большинство взрывных устройств для артиллерийских снарядов изготавливалось из цветного металла — алюминия и латуни, не подверженных коррозии и имеющих незначительное свойство окисляться. Кроме того, детали взрывных устройств имели смазку (особо тщательную — немецкие), а детали, не подлежавшие смазке, крепились к корпусу довольно герметично и покрывались лаком. В силу этого взрывные механизмы артиллерийских боеприпасов слабо подвержены температурным и влажностным колебаниям. С внутренней стороны ВОП сохраняют свои свойства великолепно и если бы не коррозия и окись с внешней стороны, в большинстве своем были бы вполне боеспособны. Исходя из этого, даже в сильно проржавевшем корпусе снаряда в основном хорошо, а нередко и идеально, сохраняются детонаторы. Надкалиберный снаряд весьма опасен.

Особую опасность представляют и химические боеприпасы. Если на корпусе снаряда, внешне ничем не отличающегося от других, имеются две крупные латинские буквы Nb (начальные буквы латинской фразы «обратите внимание»), значит этот снаряд специального назначения и может быть начинен химическим составом. Состав заряда может быть фосфорным, отравляющим, дымовым или просто агитационным (вместо основного заряда — листовки). Конкретное его назначение определяется по дополнительной маркировке на корпусе снаряда и взрывного механизма. Если на корпусе снаряда не сохранилась маркировочная краска, о его принадлежности к особо опасным можно судить и по имеющейся запаянной пробке в боковой стенке. Однако, наличие такой пробки — не обязательное условие. Следует помнить, что химическими составами начинялись и минометные боеприпасы.
 
phantomДата: Вторник, 21.02.2012, 14:22 | Сообщение # 3
Опытный поисковик
Группа: Администраторы
Сообщений: 278
Статус: Offline
Минометные мины.

Минометные мины также имели различное устройство и назначение. Их особая опасность определяется по наличию накола на капсюле стартового патрона в хвосте мины и повреждению предохранительного колпачка её взрывного устройства, равно как и наличии механических повреждений и деформаций самого взрывного устройства.
Особо опасной является немецкая прыгающая минометная мина, о существовании которой мало известно, в отличие от противопехотной прыгающей мины — «лягушки». Прыгающий минометный выстрел изготавливался немцами только калибром 81 мм и распознается по наиболее характерному внешнему признаку — наличию трех фиксирующих винтов головной части над компрессионными кольцами.

Под головной частью (колпаком) такой мины находится пороховой заряд. При столкновении с препятствием срабатывает запальный детонатор, воспламеняющий порох. Пороховой удар выталкивает мину с основным зарядом в обратном направлении, мина «подпрыгивает», в это время второй детонатор приводит в действие основной заряд.
На подобных минах периодически подрываются малоопытные поисковики — любители сувениров, или при попытке взорвать их в костре. Зная, что минометная мина может «хлопнуть» дважды (иногда срабатывают по очереди вышибной и основной заряд) и не подозревая, что в костер заложена прыгающая мина, подходят к костру посмотреть на результат. В это время происходит основной взрыв. Как правило — последний в их жизни.



50 мм минометные выстрелы.


Ручные гранаты.

Те из боеприпасов, взрывные устройства которых изготавливались из деталей подверженных коррозии, это в основном ручные и ружейные гранаты, советские противопехотные и противотанковые мины, представляют меньшую опасность вследствие того, что прежде всего окисляются капсюли детонаторов. Самопроизвольному срабатыванию взрывного механизма препятствует еще и ржавчина и грязь, которыми он забит. Химические же изменения инициирующей начинки детонаторов происходят только в сторону ухудшения их мощности и чувствительности.
Однако, если детонирующие вещества в большей степени имеют свойство менять свои характеристики в сторону ухудшения их активности, то вещества инициирующие детонацию, чаще великолепно сохраняют свои характеристики и повреждение корпуса детонатора, как правило, приводит к взрыву.

Наиболее часто встречающиеся из ручных гранат — советские Ф-1 («лимонка»), ГРД-33, РГД-5 (ручная граната Дьякова) и РГ-42.



Наиболее опасной из всех ручных гранат является Ф-1. Её чугунный, в отличие от стального, корпус хорошо сохраняется даже в самых неблагоприятных условиях. За счет герметичного резьбового соединения взрывного механизма и детонатора с корпусом — отменно сохраняет свои свойства инициирующее вещество детонатора. Эта граната пользуется наибольшей популярностью у поисковиков в качестве предмета для сувенира на память о поисковой экспедиции. Для этого выворачивают взрыватель, а начинку (взрывчатку) гранаты выжигают в костре. Такие манипуляции чреваты следующим. Детонатор к этой гранате начинялся особо активным веществом — гремучей ртутью (характерная примета — латунный корпус) и имел утолщенную форму относительно запальной трубки.



Граната Ф-1.


При попадании влаги внутрь корпуса или образовании конденсата корпус детонатора может слипаться с залитым горячим способом тротилом. Эта граната начинялась ВВ и холодным способом, т.е. методом прессовки. В случае начинки гранаты холодным способом в запальное отверстие вставлялась картонная гильза, которая вследствие образования конденсата может разбухать и расклинивать зазор между ВВ и детонатором. Попытка выкрутить взрывной механизм из такой гранаты может запросто привести к повреждению детонатора, что в свою очередь приведет в действие гремучую ртуть и непременному взрыву гранаты.

Выжигание тола из гранаты — занятие, кажущееся безобидным, — может удивить взрывом. При нагреве на открытом огне взрывчатка начинает плавиться в первую очередь у стенок внутренней полости гранаты, в то время как основной заряд остается твердым. Остающаяся твердой, но отделенная от корпуса взрывчатка затыкает собой узкую горловину корпуса и препятствует вытеканию её расплавленной и раскаленной части. В определенной стадии жидкая взрывчатка начинает кипеть, а при достижении критической температуры — воспламеняется. Поскольку образовавшимся при этом газам деваться некуда, происходит детонация. Если после этого вам повезет и вы останетесь в живых, не удивляйтесь, почему вдруг она взорвалась.

Не следует обращаться беспардонно и даже с самой гнилой «РГДэшкой». От удара, т.е. механического повреждения или нагрева, детонатор (если таковой в ней имеется), начиненный мощным ВВ — азидом свинца, непременно сработает, а значит, взорвется и сама граната.

С почтением относитесь и к ручной противотанковой гранате. Для неё детонаторы изготавливались без замедлителя и в случае накола капсюля, она взорвется мгновенно. Кроме того, детонатор вставлялся в гранату с внешней стороны, и если он имеется в найденной гранате, не пытайтесь выковырять его. Эта затея скорее приведет к неудаче — гранату вы потеряете. И не надейтесь на то, что в запасе еще есть. У вас более не будет возможности повторить эксперимент, т.к. погибнете. Хотя, некоторые «везунчики» отделывались только потерей обеих рук и ухудшением зрения.
К числу наиболее часто встречающихся ручных гранат из арсенала Вермахта можно отнести следующие: Stielhandgranate 24 — граната с удлиненной деревянной ручкой, по внешнему виду напоминает толкушку; Eihandgranate 39 — граната без ручки, с гладким корпусом, по внешнему виду напоминает яйцо; Skoda Handgranate — граната без ручки, с рифленым бочковидным корпусом, по внешнему виду напоминает пробку.
Прикрепления: 4418574.jpg(64.6 Kb) · 1827935.jpg(19.5 Kb) · 4674036.jpg(21.1 Kb) · 6104415.jpg(65.7 Kb)
 
phantomДата: Суббота, 03.03.2012, 16:42 | Сообщение # 4
Опытный поисковик
Группа: Администраторы
Сообщений: 278
Статус: Offline
Инженерные мины.

Инженерные мины — противопехотные, противотанковые, фугасы и т.д. также являются непременными находками на полях былых сражений. Все они в разной степени представляют опасность. На особую опасность таковых указывает наличие взрывателя.

Из всего многообразия инженерных боеприпасов периода Второй мировой войны к числу наиболее часто встречающихся на полях сражений относится советская противотанковая мина ТМ-35 и ТМ-35М в металлическом жестяном корпусе, которые различаются практически только размером в высоту и соответственно весом ВВ. Мина имеет прямоугольную форму, напоминает небольшой ящик с двойной крышкой. Её размеры (мм): длина 230, ширина 220, высота 85 (116). Начинялась ВВ путем заливки жидким толом или толовыми шашками, общим весом 3 и 4 кг. Устанавливалась как на нажимное (противогусеничное) срабатывание так и на растяжку.



Противопехотная мина «ПОМЗ-2».


Довольно часто встречается советская противопехотная мина ПОМЗ. Эти мины выпускались в металлических, бетонных и стеклянных корпусах. Имели маркировку ПОМЗ-1, 2, 2М. Представляют собой цилиндр высотой 135 мм, диаметром 65 мм, с ребристой поверхностью в металлическом корпусе (прозвище — кукуруза) и гладкой поверхностью в бетонном и стеклянном корпусе. Снизу в полость корпуса вставлялась тротиловая шашка весом 0,75 г. Шашка подпиралась деревянным колышком, который втыкался в грунт и служивший опорой для мины. Взрыватель МУВ вставлялся в верхнюю часть корпуса. Общий вес мины 2 кг.
Аналогичного внешнего вида и устройства мину выпускали и немцы (Schtok mine).

Советской промышленностью выпускались мины противотанковые, противопехотные, дорожные, рельсовые, диверсионные, сюрпризы и т.д. Но их трудно встретить в ходе поисковых работ, т. к. в основном весь ассортимент изготавливался в деревянном и бумажном корпусе. Соответственно, в настоящее время, обнаруженная мина, бывшая в деревянном или бумажном корпусе, выглядит как некая масса ВВ, состоящая из толовых шашек или плавленых слитков. Немцы изготавливали значительно больший ассортимент инженерных боеприпасов. В качестве корпуса так же применялись металл, стекло, бетон, бумага, дерево.

К числу наиболее часто встречающихся и особо опасных противопехотных мин можно отнести германскую прыгающую мину S-Mine 35 (укупорочная маркировка S.Mi.Z. 35). Немцы её называли springminen (шпрингминен) — прыгающая мина, которая в силу своего устройства получила прозвище — «лягушка».

Как уже отмечалось, на особую опасность любого боеприпаса прежде всего указывает наличие взрывного устройства. «Лягушка» же имела два под углом расположенных друг к другу взрывателя (рожки), которые ввинчивались в верхнюю часть цилиндрического корпуса. Наличие этих «рожек» указывает на то, что мина установлена на натяжное действие. Эта же мина устанавливалась и на нажимное действие, на что указывают три «уса» расположенных по кругу на верхней части корпуса мины. Стенки её внутреннего корпуса начинялись различного вида шрапнелью (шарики, ролики подшипников, и др.), при взрыве имеет большую зону поражения. В центре верхней части мина имеет колодец для установки вышибного взрывателя, поджигающего пороховой заряд, который выталкивает мину вверх. Пороховой заряд в свою очередь через 3–4 секунды приводит в действие детонирующие взрыватели, которые устанавливаются в три колодца, расположенные вокруг центрального вышибного колодца. Итого, в боевом положении мина может иметь от двух до четырех детонаторов, что и подводит «под монастырь» особо любознательных поисковиков при попытке её разборки.



Противотанковая мина Tmi-35.
Её нельзя смещать не убедившись в отсутствии донного взрывателя.


Германские противотанковые мины в металлическом корпусе имели наиболее широкое распространение следующих видов: T-Mine (танковая мина) -35, T-Mine-42, T-Mine-43.

Это мины нажимного действия. Основное их назначение — уничтожение тяжелой гусеничной и колесной техники. Внешний вид — круглая, плоская, напоминает сковороду с крышкой. Необходимое усилие для их срабатывания — от 100 до 250 кг. Необходимое усилие для срабатывания регулируется пружиной, имеющейся под верхней крышкой корпуса. Такая мина, установленная на противогусеничное поражение, для пешехода не представляет опасности. Однако, кроме прямого назначения, могла использоваться для поражения пехоты. В этом случае мина устанавливалась на срабатывание проволочной растяжкой, прикрепляемой в пружинной чеке сбоку взрывного устройства. В боковой и донной части корпуса такой мины имеются дополнительные колодцы для взрывателей при установке её на неизвлекаемость.

В ходе поисковых работ нередко встречаются и стандартные заряды — фугасы. Они представляют собой металлический ящик с ручкой для переноски, герметически запаянный, начиненный взрывчаткой массой от одного до пяти килограмм. Без взрывателя не представляет особой опасности.

Глава 4. Поисковая работа на местах боевых действий.


Особенности поисковых сезонов.

Наиболее благоприятными для полевых поисковых работ являются конец апреля и май. Это то время, когда земля оттаяла от зимних морозов, но еще не покрыта растительностью, на деревьях нет листвы, в это время хорошо просматривается поверхность земли, максимальная видимость в лесной местности значительно облегчает возможность визуального ориентирования. Единственное неудобство в этот период доставляют высокие грунтовые воды. Однако, именно грунтовые воды опытному поисковику оказывают помощь в поиске. Об этой, на первый взгляд парадоксальной, но весьма интересной особенности подробно поговорим в главе «Поиск неучтенных захоронений».

В летние месяцы поисковые работы преимущественно затруднены буйной растительностью и обилием комаров и слепней.

Другой, наиболее благоприятный период — осенний. Хотя осенним этот период называть не совсем верно, т.к. в большинстве своем поисковые работы начинаются во второй половине августа, во время, когда они не затруднены из-за высокой травы. И тем не менее, поскольку в поисковых работах принимают участие преимущественно учащаяся молодежь, вторая половина августа для студентов и школьников наиболее приемлема для участия в поисковых экспедициях.

Однако, те, кто имеет возможность поработать в золотое время осени — сентябре, когда начинает ложиться трава, осыпается листва, замирают дожди, а лес становится неописуемо красивым и еще не наступили холода, — отправляются в поиск именно в это время. Позднее — в октябре — становится холоднее, но для успешного поиска октябрь более благоприятен. В это время в большей степени осыпается листва, стелется высокая трава, что облегчает движение, доступность и видимость. Но в октябре поисковые работы уже не имеют массовости, в основном, проводятся местными группами и носят характер выходного дня. Как собственно и во все последующие месяцы до наступления весны.

Ноябрь удобен для разведывательных походов. В это время наступают заморозки, земля покрывается ледяной коркой, которая существенно облегчает пешее движение по заболоченным местам и делает удобной вылазки на большие расстояния. Листва к этому времени опадает полностью, снежный покров еще отсутствует, а лес становится светлым и отлично просматриваемым. В такое время уже довольно сложно зачистить грунт, если случится найти «верхового» убитого. Однако в закрытой от холодных ветров лесной местности в ноябре грунт еще только начинает промерзать. Поэтому в легкий мороз самое время вскрывать неучтенное захоронение в низинном месте, где подпитка грунтовой водой значительно затрудняет или делает невозможной работу в другое время.

Принято считать, что в зимнее время поисковые работы невозможны. В привычном понимании это, действительно, так. Однако опытные поисковики именно зимой находят некоторые преимущества в выполнении поисковых задач. Порой, когда разговор заходит о работе в зимнее время, не имеющие опыта работы в этот период выражают недоумение или удивление, дескать, как можно копать зимой, ведь холодно! И снегом все завалено! Конечно, не жарко, но в этом-то и есть преимущество перед жаркой погодой. Внизу, в раскопе в слабые морозы температура плюсовая, а работающий находится как бы в чаше — полузамкнутом объеме с положительной температурой, да еще и в постоянно подвижном состоянии. Так что во время работы в такое время особо тепло одеваться не стоит — будет жарко. Без разгребания снега зимой, конечно, не обойтись. Зато в морозные дни вполне возможно докопаться, например, до дна воронки на торфяном болоте.

Работу в это время года следует проводить на заранее обследованном объекте, где есть все признаки интересных и полезных находок или возможность эксгумации останков погибших. Приступать к работам в сильно заболоченных местах следует после хороших морозов, когда максимально промерзнет вода. Лед вырубается и скалывается пешнями, но значительно удобней это делать с помощью бензопилы. Лед следует удалять, выпиливая его кусками начиная от центра. Для удобства удаления кусков льда из воды можно использовать поисковый крюк или изготовить специальный захват простейшей конструкции. Чтобы удобно было вылавливать куски льда из воды, перед его скалыванием в центре предполагаемого куска на всю толщину прорубается или пропиливается щель, в которую запускается и проворачивается под прямым углом крюк или захват.

После удаления необходимого количества льда при помощи мотопомпы или ведрами откачивается вода. Края осушенной воронки через некоторое время обмерзают, что существенно уменьшает или совсем останавливает подпитку грунтовой водой. Далее работы выполняются по обычной методике.

Существенным недостатком работы в зимнее время является короткий световой день. Поэтому, если объем работы превышает затрату времени больше одного светового дня, необходимо заранее решать проблему ночлега и выполнять работу, предварительно продумав её поэтапность.

Принимая решение к выполнению подобных работ, полезно позаботиться о том, чтобы в команде был один — два человека, имеющих практический опыт работы в зимний период. Тем, кто имеет соответствующую подготовку и экипировку, не составляет проблемы ночлега в палатке. Желательно к месту работ добираться на колесной или гусеничной технике, оборудованной для автономного существования. Если есть возможность ночлега в близко расположенном населенном пункте, то такой вариант наиболее предпочтителен.

Зимой значительно удобнее обследование воронок больших размеров на предмет обнаружения боевых или санитарных захоронений. Летом для этих целей приходится использовать довольно длинный, а следовательно, и тяжелый крюк, грунт прощупывается под большим углом, что требует значительных значительных физических затрат и, соответственно, — не позволяет сделать это качественно. Зимой же, когда лед становится достаточно прочным, для обследования объекта, заполненного грунтовой водой, достаточно в любом месте пешней или топором прорубить лунку.

Если в результате обследования воронки установлено, что ее содержимое представляет интерес для поисковиков, и принято решение работы на ней, необходимо выполнить все необходимые подготовительные административные и организационные мероприятия, т.к. попытки выполнения подобных работ «с кондачка» обычно заканчиваются неудачей.
Прикрепления: 6506539.jpg(17.0 Kb) · 1071840.jpg(100.2 Kb)
 
phantomДата: Суббота, 03.03.2012, 16:43 | Сообщение # 5
Опытный поисковик
Группа: Администраторы
Сообщений: 278
Статус: Offline
Поисковый инструмент.

Для успешной работы в период полевых работ поисковику необходимы навыки владения щупом, как основным инструментом в поиске. Это, собственно, не очень хитрая наука, однако руководителям поисковых формирований (особенно тыловых регионов) было бы очень полезно проводить занятия с начинающими поисковиками по овладению этим инструментом еще до выезда в экспедицию. Для этой цели, кроме теоретической подготовки, полезно устраивать практические занятия на импровизированных учебных площадках. Одно учебно-практическое занятие может заменить множество объяснений «на пальцах».

Для успешной работы в поиске важно научиться определять на звук и упругость вид найденного предмета. С этой целью «тренер» может закопать в землю любые предметы из материала, аналогичного наиболее часто встречающимся в поиске предметам, близким по форме и объему. Солдат может иметь при себе каску, противогаз, гранаты, патроны, винтовку или автомат, котелок, кружку, флягу (фляги были алюминиевые и стеклянные) и т.д. Из обмундирования чаще всего обнаруживается обувь или её фрагменты. Это, в основном, кожа и резина. Учебными предметами могут быть и находки, привезенные из предыдущих экспедиций. Вместо котелка можно закопать любую старую кастрюлю, вместо противогаза — кусок автомобильной резины и т.д. В поиске непременно будут встречаться предметы, не относящиеся к предметам солдатской экипировки, это, в основном, камни и корни деревьев. Поэтому стоит потренироваться, как щупом определять звук камня и дерева. При этом основное внимание следует отдавать тренировкам обнаружения костных останков.

Во время тренировок желательно каждому поисковику пользоваться индивидуальным щупом. После некоторой тренировки поисковик запомнит, что каждый предмет имеет свои, характерные только ему, упругость и издаваемый звук при касании его острием щупа.

Щуп для верхового поиска изготавливается из стального пружинистого прутка диаметром 6–8 мм, длиной 60–70 см. Наиболее простой и практичный способ изготовления такого инструмента следующий. Берется пруток указанных размеров, один конец делается несколько заостренным для забивания (насаживания) в комельную часть деревянной рукоятки, которая изготавливается из молодого дерева подходящего размера по длине и диаметру. Второй, рабочий конец нельзя затачивать вовсе, т.к. острый конец с легкостью проткнет и испортит нетвердую находку, будет вязнуть в корнях деревьев, что быстро утомляет и раздражает. Кроме того, заточенным щупом есть риск проткнуть собственную ногу. Длина рукоятки изготавливается по индивидуальному желанию и исходя из необходимости. С короткой рукояткой удобно ходить по лесу и работать по поиску верховых останков на разведанных площадях, удлиненная же удобна при обследовании неглубоких и заполненных водой воронок.

Для изготовления рукоятки необходимо брать живое дерево, желательно вязкой породы, т.к. сухая древесина при насаживании прутка непременно расколется. Осина для этих целей не годится даже живая. Кору с нижней половины рукоятки лучше не снимать пару дней, пока древесина не подсохнет. Это предохранит ее от растрескивания. Для надежности от растрескивания место соединения прутка и рукоятки можно зафиксировать металлическим зажимом или хомутом. По окончании поисковых работ рукоятку можно сбить, а пруток легко упакуется в рюкзак. При упаковке концы прутка необходимо обязательно с обеих сторон обмотать твердым материалом (например, резиной), чтобы уберечься от случайной травмы.

Практикуется изготовление и других конструкций щупов. Например, к прутку путем сварки крепят металлическую трубку, в неё вставляется деревянная рукоятка, которая быстро ломается в месте соединения. Изготавливают и цельнометаллический щуп. Для этого берется удлиненный пруток с Т-образной сварной рукояткой. Такой щуп, если он короткий, непрактичен потому, что во время верхового поиска приходится нагибаться чаще, чем необходимо, он не позволяет обследовать мелкие воронки с водой, длинный же в поиске слишком пружинит, а если сталь недостаточно упругая — просто гнется. Попытки решить эти проблемы за счет толщины прутка оборачиваются неудобством в весе щупа. Кроме того, при транспортировке такой щуп создает определенные неудобства.

Глубинный щуп является незаменимым инструментом для поиска и обследования неучтенных воинских захоронений. Он представляет собой стержень из пружинистого катанного метала, толщиной 7–8 мм, с одной стороны которого перпендикулярно стержню путем сварки прикрепляют отрезок трубки, служащей ручкой, а с другой — утолщенный наконечник, который должен быть на 3–4 мм толще основного стержня.

Наконечник необходим для уменьшения сопротивления трения грунта об стержень щупа, что достигается за счет увеличения наконечником диаметра отверстия в земле при его проталкивании резкими толчками в землю. Наконечник изготавливают различной конфигурации, в зависимости от индивидуальных предпочтений или выполняемых задач и структуры обследуемой почвы. Наконечник из сверла поможет взять пробу грунта с той глубины, которую имеет щуп. Наконечник в форме пули облегчит работу на твердых и сухих почвах. В мокрых и торфянистых почвах достаточно приварить шарик или просто наплавить утолщение. В любом случае, наконечник не должен быть острым, т.к. будет протыкать неплотные находки. Как показала практика, наиболее оптимальная длина глубинного щупа составляет 130–150 см.
Крюк.

В поисковом мире широкую популярность в качестве вспомогательного инструмента для установления факта наличия останков стал крюк. Это металлический пруток, изогнутый с одной стороны в виде небольшого крючка. Изготавливают его из металла, аналогичного для глубинного щупа, в двух вариантах. Так называемые стационарный и насадной. Первый вариант — это крюк произвольной длины (по желанию владельца) с приваренной стальной трубкой-ручкой на втором конце прутка. Обычно берут длину от 1,5 до 2,5 метров. Такая длина крюка позволяет исследовать воронки мелкого и среднего диаметра. Слишком длинные крюки затруднительны в транспортировке, особенно когда приходится добираться к месту поисковых работ общественным транспортом. Другой вариант, так называемый насадной, укороченный крюк — с небольшим, вместо ручки, крепежным загибом около 2 см. Конец крепежного загиба лучше заточить в виде отвертки, причем так, чтобы он при креплении к шесту вбивался в древесину поперек ее волокон. Такой крюк изготавливают длиной 1,3–1, 5 метра. Главное его преимущество — возможность исследования любого диаметра и любой глубины воронки. Для этого, в зависимости от необходимости, непосредственно на месте поисковых работ вырубают нужной длины шест, желательно из тонкой березы. С комлевой стороны шест затесывают на длину 40–50 см и в накладку прикрепляют крючок, забивая загиб в древесину и закрепляя по всей длине место соприкосновения крюка и шеста металлическими скобками и проволокой или прочной веревкой. Рабочий загиб крюка выполняют овалом, диаметром 3–5 см, по индивидуальному желанию.

При этом следует помнить, что чем больше диаметр загиба, тем труднее будет пробить слой слежавшегося грунта над залеганием костных останков или других имеющихся на дне воронки предметов и сложнее зацепить какой либо предмет. Изготавливать такой крюк лучше из пружинистой катанной стали, толщиной 8–10 мм. Опытные поисковики предпочитают иметь оба варианта крюков. Однако, более часто приходится все же исследовать грунт в таких местах, где достаточно длины стационарного инструмента. Крюк с приваренной металлической ручкой значительно легче и удобнее при движении по лесу. В ходе поиска и обследования небольших воронок крупные воронки практичнее «брать на заметку», а в последствии уже целенаправленно обследовать насадным крюком.

Металлоискатель. Прошло много времени после окончания боевых действий, природа и время старательно скрыли следы тех событий. Поиск останков солдат становится все более затруднительным. Поскольку каждый солдат непременно имел при себе какие-либо металлические предметы, то хорошим помощником поисковика стал металлоискатель.

В настоящее время существует множество их разновидностей — от протонных магнитометров до способных реагировать на металл игрушек для детей. Современные импортные модели имеют разную стоимость в зависимости от электронных «наворотов» и, соответственно, — технических характеристик. В поисковой среде они классифицируются как «кладоискательские», «пляжные» и «детские».
При выборе модели металлоискателя, трудно сказать, какому именно следует отдать предпочтение. Каждый поисковик руководствуется индивидуальными предпочтениями, используя определенные преимущества конкретной модели, смиряясь с его недостатками. Современные металлоискатели, как правило, удобны в работе и имеют малый вес. Эти преимущества хорошо чувствуется к концу дня, проведенного в поиске. Но все они имеют один недостаток — чрезвычайно чувствительны к влажности и изготовлены из недостаточно прочных материалов, что непрактично применительно к условиям поисковой работы — транспортировка, эксплуатация в экстремальных условиях. Многие отдают предпочтение нашей отечественной «кочерге» — старому доброму армейскому ИМП. Он не очень удобен в работе, тяжелый по сравнению с другими, но достаточно прочный, т. к. изготовлен с учетом суровой армейской жизни и в работе редко подводит.

Если дорогой «буржуйский» металлоискатель вам не по карману, а ИМП вас не устраивает или нет возможности его приобрести, но «миник» иметь хочется — можно выйти из положения следующим способом. В журналах «Радио» в семидесятые годы и позднее публиковались схемы и чертежи самодельных металлоискателей. Они имеют характеристики, по чувствительности не уступающие ИМП, всем «дет¬ским» и многим «пляжным». Схема этих приборов очень проста, её легко изготовить самостоятельно, имея лишь азы знаний в радиоэлектронике. Такой инструмент удобен в транспортировке, имеет малый вес и, если изготовить не на скорую руку, — будет надежно работать. Ваш покорный слуга в давние годы, имея лишь азы знаний в радиотехнике, самостоятельно изготовил такой прибор и был им доволен долгое время. Сходите в библиотеку, найдите схему, и не пожалеете, если изготовите. Получится «дешево и сердито».
В отрядах металлоискатели имеются в единичных экземплярах, но навыки владения им не помешают каждому участнику экспедиции.

При реагировании прибора на металл оценивают мощность сигнала, что дает некоторое представление о массе или площади обнаруженного предмета. После чего следует с помощью щупа определить точное месторасположение обнаруженного предмета и его размеры. Затем саперной лопатой или ножом надрезают квадратом и снимают часть дерна для визуального определения вида обнаруженного предмета. Понятно, что эти меры необходимы на тот случай, если в земле может оказаться ВОП. Это во-первых. Во-вторых, будет досадно, если вы повредите интересную находку. Такое происходит нередко, даже медальоны попадали под штык лопаты. А уж испорченных опрометчивой поисковой лопатой интересных находок не счесть, оказавшихся рядом с ненужной железкой, например, стеклянных фляжек, которые теперь становятся раритетом.
 
phantomДата: Вторник, 20.03.2012, 17:00 | Сообщение # 6
Опытный поисковик
Группа: Администраторы
Сообщений: 278
Статус: Offline
Бур.

В качестве вспомогательного инструмента при обследовании грунта весьма полезно иметь не получивший у поисковиков достойного признания бур. Этот инструмент будет хорошей альтернативой лопате, когда появится необходимость выполнить шурфование грунта. Он значительно сэкономит ваше время и силы. Кроме того, бур отличный помощник при обустройстве лагеря. Ведь всегда есть необходимость вкопать столбы или стойки для изготовления «мебели» и каркаса для навеса.
Для изготовления такого инструмента, конечно, понадобится помощь профессионального сварщика, т.к. промышленность их изготавливает редко и обычно неприемлемых размеров для наших целей. Можно изготовить бур двух видов. Один вид — винтовой (шнековый), подобный конструкции ледобура для зимней рыбалки. Различие в рыбацком буре и используемом для сверления грунта состоит только в ручке, с помощью которой осуществляется сверление. Бур для грунта имеет с верхней стороны приваренную короткую трубку, в которую вставляется ручка — удлинитель для облегчения приведения во вращательное движение шнековой части.

Другой, более простой вариант — рамочный. Для его изготовления берется металлическая пластина шириной 40–50 мм, толщиной 3–5 мм и изгибается в виде рамки, т.е. буквой «П». К перекладине рамки приваривается труба, являющаяся стержнем бура. Нижние концы путем сварки соединяются двумя равными пластинами углом наружу, ассиметрично относительно друг другу и выполняют функцию ножей, имеющих форму аналогичную винтовой конструкции. Нижняя кромка ножей имеет одностороннюю заточку.

От длины верхней перекладины рамки будет зависеть диаметр сверления грунта. Обе конструкции можно использовать в любых почвах, однако, у них все же есть некоторые отличия. Рамочным сложнее выбирать грунт в сухих песчаных почвах, но выйти из положения поможет доливание воды в лунку для увлажнения песка. Винтовым труднее работать в почвах глинистых. Здесь поможет только замена конструкции бура или усердие в работе. Стержень бура изготавливают из трубы длиной, достаточной для удобной работы человека среднего роста. Возможность глубины сверления определяется дополнительными коленами и их количеством. Колена крепятся друг к другу резьбовыми муфтами.

Биолокатор (лоза).

Существует ещё один малораспространенный способ поиска, основанный на магнитных явлениях, в науке известный как биолокация. Факт существования биолокации доказан наукой, широко известен в мире, хотя до конца его природа не изучена, не обоснована и, возможно, в силу этого мало применима. Но люди издавна пользуются этим явлением, например, ищут водоносную жилу при выборе места, где копать колодец, определяют комфортное место для строительства дома, бани и т.д. В старые времена в качестве биолокатора применялся расщепленный пруток лозы, отсюда и произошло начальное название.

Этот способ известен и в поисковых кругах, но не имеет широкой популярности, вероятно потому, что поиск «лозой» относится к разряду чего-то сверхестественного, необъяснимого. Считается, что этот способ могут применять только люди с необычными способностями. А между тем, он доступен каждому, надо только потренироваться немного и изучить свои индивидуальные «характеристики». Автор в свое время относился к «лозе», скажем так, без доверия, пока сам не попробовал ее использовать. Оказывается, «ларчик просто открывался». Все дело в физике и наших недостаточных познаниях в этой науке. Каждому известно, что человек является проводником электрического тока. Значит, имеет магнитное поле, свойственное не только металлу. А раз так, то чем он не металлоискатель, принцип работы которого — магнитная индукция? Два металлических прутка в руках человека — это и есть магнитная катушка, создающая индуктивное поле и способная реагировать на все электропроводники, в числе которых металлосодержащие камни, вода и человеческие кости.

В силу того, что перечисленное имеет разную проводимость, «лоза» будет реагировать на токопроводящие предметы по-разному. В зависимости от силы индукции рамки в руках человека могут расходиться, сходиться, вращаться или отклоняться в одну сторону. Все зависит от индивидуальных особенностей того, кто держит и как держит в руках прутки. На результаты имеет влияние и материал, выбранный для рамок, его длина и толщина. Изготовить такой инструмент — проще некуда. Для этого надо взять два куска проволоки и с одной стороны на длину ладони согнуть под 90 градусов. Это будут ручки при варианте формы Г. Если согнуть в форме буквы П, то держать надо рамки за перекладину, в вытянутых перед собой руках, друг от друга на расстоянии 10–15 см, в свободно зажатых в кулак ладонях. Длина «лозы» произвольная, примерно в пределах 30–50 см. Чтобы вращение локаторов на зависело от сопротивления ладоней, на ручки рамок одевают подходящие по диаметру трубки.

Пройдитесь с таким инструментом над камнем, металлическим предметом, лужей, костными останками или просто мимо человека. Попробуйте медную и алюминиевую «лозу» и выберите для себя наиболее приемлемую. В ходе проведения испытательных экспериментов запомните, на какой предмет прутки скрещиваются, расходятся или вращаются вокруг оси. После чего продемонстрируйте окружающим поисковикам ваши способности, чем непременно многих удивите.

Следует иметь в виду, что подобным методом вести свободный поиск проблематично, т. к. «лоза» будет реагировать на самые разные предметы, часто для нас не представляющие интереса. Поэтому рекомендуется использовать «лозу» при обследовании конкретного участка. Будет вполне разумно таким способом сделать предварительное обследование мест с признаками давних земляных работ на предмет обнаружения санитарных захоронений и закопанных металлических предметов. Этот способ хорошо зарекомендовал себя при обследовании планового кладбища для определении рядов и количества индивидуальных могил.

Нож и лопата.

В ходе зачистки останков и подъемного материала в раскопе не обойтись без ножа. Для этих целей подойдет любой прочный нож, желательно с коротким и широким лезвием. Он удобнее в работе и хранении, с ним не будет проблем при встрече с милицией. Для хранения и ношения ножа в поиске необходимо иметь чехол или ножны.
И, наконец, самый главный инструмент — лопата. Наиболее практична в верховом поиске и при зачистке грунта армейская МСЛ — малая саперная лопата (на поисковом жаргоне — «сопатка лаперная»). Если одну боковую сторону её штыка хорошо заточить, тогда при необходимости будет удобно использовать её вместо топорика и даже ножа. МСЛ незаменима при поиске «верховых» погибших и на зачистке грунта в ходе эксгумационных работ.

Однако, в ситуациях, связанных с грубой выемкой значительного количества грунта, не обойтись без обыкновенной штыковой лопаты. В последнее время в продаже появились отечественные и импортные полусовковые лопаты из титанового сплава, с цельнометаллическим черенком и поперечной рукояткой на его вершине. Такая лопата удобна при работах, связанных с выемкой значительного количества грунта и в стесненных раскопах. Она достаточно легкая, к её лезвию значительно меньше прилипает глина. А эти обстоятельства, как известно, весьма существенны. Ну, а для непривередливого поисковика подойдет любая штыковая лопата.

Классификация захоронений.

В ходе полевых работ поисковики, так или иначе, имеют дело не только с не захороненными («верховыми») останками, но в большей степени с различными захоронениями.
Ассоциация «Военные мемориалы» историко-архивного отдела ГШ ВС России в руководстве по поисковым и эксгумационным работам классифицирует захоронения как боевые, санитарные, плановые, мемориальные и временные.

К названным следует добавить медицинские и стихийные.
Все виды захоронений могут быть групповыми (братскими) и индивидуальными.

Боевые захоронения устраивались боевыми товарищами (сослуживцами) погибших в стихийном порядке в условиях, когда для погребения убитых не представлялось возможным эвакуировать трупы с поля боя и соблюсти общепринятые традиции или установленные ритуальные предписания. Погибших хоронили там, где диктовали условия, в качестве могил использовались готовые углубления в грунте — воронки, землянки, траншеи. В связи с этим боевые захоронения часто имеют сходство с санитарными. Отличить боевое от санитарного захоронения можно по некоторым характерным признакам. Например, при погребении погибших в боевых условиях старались соблюсти элементарные этические и традиционные нормы.
Тела укладывались упорядоченно, дно «импровизированной» могилы устилалось еловым лапником, перед засыпкой тела накрывались подручными средствами. Чаще всего ими служили шинели или плащ-накидки. Документы у погибших изымались. Однако, нередко с убитыми в силу различных причин оставались медальоны или другие документы. Кроме того, с убитым мог оставаться медальон с одним экземпляром вкладыша, что соответствовало предписанию директивы о порядке погребения.
К числу боевых захоронений относятся и места, где погибшие оказывались погребенными случайно, в силу боевых обстоятельств.

Останки погибших, случайно погребенных, могут быть обнаруженными на различной глубине в местах инженерных сооружений (траншея, блиндаж, землянка, стрелковая ячейка и т.д.). Как правило, с останками, как и в случае с «верховыми», остаются все имеющиеся у военнослужащего на момент гибели предметы.

Санитарными захоронениями являются погребения трупов с целью предотвращения развития инфекций. Выполнялись подобные погребения обеими противоборствующими сторонами силами санитарных и трофейных команд, непосредственно на полях сражений или в неглубоком тылу. С этой целью часто привлекалось гражданское население, при этом хоронили и своих, и чужих. Места под санитарные захоронения выбирались, исходя из наименьшего расстояния транспортировки трупов. Для этого использовались расположенные вблизи готовые ямы — воронки, траншеи, блиндажи, силосные ямы и т.д. Характерным признаком санитарного захоронения является хаотичное расположение останков, отсутствие признаков соблюдения установленных и традиционных правил. В одной могиле могут быть обнаружены останки военнослужащих обеих противоборствующих сторон и гражданского населения.

С убитых нередко снималось верхнее обмундирование, но не в обязательном порядке. Документы и смертные медальоны у погребенных чаще отсутствуют, но нередко они оставались у убитых. Медальоны, в основном, обнаруживаются с одинарным бланком (признак выполнения положений директивы о погребении и того, что в документах по учету безвозвратных потерь числится погибшим и погребенным). Нередко в такие погребения хаотично сбрасывались и предметы экипировки и вооружения.
Плановые захоронения представляют собой воинские кладбища, под устройство которых командованием частей и соединений отводились конкретные участки земли в качестве армейского, дивизионного или полкового пункта погребения погибших военнослужащих.

В период Второй мировой войны в Красной армии не существовало штатной службы или подразделений в частях, занимающихся сбором трупов убитых и их погребением. Эти функции выполняли команды, периодически назначаемые командирами подразделений, что соответствовало «Положению о персональном учете потерь и погребении личного состава РККА в военное время», введенному приказом Наркома обороны в марте 1941 года. Эти же команды, как правило, являлись и «трофейными».

Наряду с эвакуацией трупов с полей сражений им предписывался сбор трофеев и оставленного на поле боя оружия. В тех случаях, когда названное положение исполнялось надлежащим образом, трупы погибших хоронились на плановых пунктах погребения в индивидуальных или групповых могилах. При этом рядовой и младший комсостав хоронился без гроба, офицеров же предписывалось хоронить в гробах. С тех и других, в соответствии с директивой, снималось обмундирование для повторного использования. Документы изымались.

Родным надлежало в соответствующей форме высылать извещение о месте гибели и погребении военнослужащего. Однако, практика показывает, что в силу многих обстоятельств редкие родственники владеют конкретными или полными сведениями о месте гибели и, особенно, месте погребения близкого человека.
Положение о погребении предписывало в «книге погребения» указывать следующие сведения о погребенных: биографические данные, дата гибели, место гибели, место захоронения, номер могилы. Кроме того, составлялся план или схема, с указанием номеров рядов и могил, координат места расположения кладбища на местности.

Справедливости ради должен заметить, за многие годы работы с архивными документами мне такие подробные сведения попадались только, начиная с 1943 года и только в документах медучреждений. В документах войсковых пунктов погребения номера рядов и могил указывались весьма редко.Плановые захоронения делятся на две категории — войсковые и медицинские.
Медицинские захоронения. В поисковой среде часто путают санитарное захоронение с медицинским. А между тем, существует значительная разница между ними. Медицинские захоронения устраивались персоналом медицинских учреждений частей и соединений действующей армии, выполнялись в соответствии с требованиями директивы о погребении. Поэтому такие захоронения также являются плановыми. Они устраивались в местах дислокации санитарных учреждений — пунктов медицинской помощи (ПМП), медсанбатов (МСБ), тыловых и фронтовых госпиталей (ППГ, ХППГ и др.) Но нередко, в силу боевых обстоятельств, медучреждения дивизионного подчинения и ниже (МСБ, ПМП, санроты) устраивали и групповые (братские) захоронения, идентичные санитарным. В сложных условиях для погребения в качестве могил, так же, как и в других случаях, использовались воронки, блиндажи и т.д., трупы в таких захоронениях укладывались хаотично. Точно классифицировать такое погребение возможно только при его вскрытии. О том, что захоронение медицинское, могут свидетельствовать признаки оказания медицинской помощи, следы хирургического вмешательства.

Мемориальные захоронения. В местах ожесточенных боевых действий и массовой гибели военнослужащих в послевоенное время создавались памятные мемориальные сооружения, посвященные событиям исторической значимости, памяти погибших, проявивших высокое мужество и героизм. При этом мемориальные сооружения являются, прежде всего, данью памяти и не соответствуют действительному месту погребения погибших или их количеству.

В последние годы мемориальные захоронения стали местом погребения останков защитников Отечества, оставшихся не погребенными на местах сражений и эксгумированных поисковиками из неучтенных и заброшенных захоронений.
Такие места являются местом массового посещения и проведения мероприятий, связанных с памятью о событиях военных лет.
Временные захоронения — места временного погребения останков, до решения необходимых мероприятий и доставки к постоянному месту погребения.

Временное захоронение является крайней мерой и выполняется в случае острой необходимости, когда нет возможности их доставки к месту постоянного погребения, не известны сроки и место погребения. При создании временного захоронения необходимо в обязательном порядке с останками закладывать изолированные от влаги подробные сведения о месте обнаружения, процессе эксгумации, находках и группе, выполнившей эту работу. Это может быть записка в произвольной форме, а в идеальном случае — копия протокола эксгумации. Такая информация исключит возможность обезличивания установленных имен и самого захоронения.

Стихийные захоронения. К ним относятся места погребения погибших, останки которых были случайно обнаружены гражданским населением или группами следопытов, проводивших неорганизованные поисковые работы. Здесь могут быть захоронены как найденные поблизости не захороненные останки, так и эксгумированные из любого другого вида захоронения. Стихийные захоронения обычно обозначены на местности символически, с помощью подручных средств. Иногда на импровизированных табличках указаны установленные имена военнослужащих, общее количество погребенных и название группы, проводившей захоронение. Как правило, это единственные сведения, и другие данные установить, обычно, не представляется возможным. Подобные захоронения остаются незарегистрированными и нигде не учитываются.

Не захороненными (верховыми) останками являются останки, обнаруженные под растительным (дерновым) слоем грунта. С останками, как правило, находятся предметы экипировки, фрагменты обмундирования, личные вещи и вооружение военнослужащего.

Не захороненные останки погибших не всегда следует относить к категории пропавших без вести военнослужащих. Не погребенными трупы оставались на полях сражений в силу различных боевых обстоятельств и существующей организации службы погребения. Как правило, после боевых операций у погибших документы изымались санитарными и трофейными командами, однополчанами или боевыми товарищами. Трупы же часто оставались не погребенными, о чем в списках безвозвратных потерь в графе «место захоронения» иногда делалась соответствующая запись. Обычно эта запись гласила «оставлен на поле боя» или «похоронен на поле боя». Нередко в списке безвозвратных потерь указывалось только место гибели, а в графе «место погребения» просто писали «там же».
Групповые (братские) захоронения. К таковым относятся все виды захоронений, если в могиле погребены более одного трупа.

Индивидуальные захоронения также могут относиться ко всем видам захоронений и являются индивидуальными, если в могиле погребено не более одного трупа.
Статистика результатов поисковых работ говорит о том, что из общего числа обнаруженных останков погибших на полях сражений на долю не погребенных приходится не более трети.

Следовательно, поисковики в большей степени имеют дело с захоронениями разной классификации, и большинство обнаруженных останков эксгумируются из захоронений. Таким образом, итогом работы поисковиков главным образом следует считать перезахоронение.
В этой связи уместным будет дословно процитировать Руководство по поисковым и эксгумационным работам Ассоциации Военные мемориалы:
«Главная особенность перезахоронений состоит в том, что перезахоронения коренным образом изменяют информационную ситуацию — сведения, существовавшие о первичных захоронениях, в значительной степени утрачивают свое значение. Это обязывает к высоким требованиям по выполнению связанных с этим работ. Они предусматривают:
– четкое документирование процессов эксгумации и последующих захоронений;
– внесение изменений или дополнений в учетные сведения о захоронениях военнослужащих по этому захоронению, хранящихся в соответствующих архивах;
– оформление необходимых документов о перезахоронении и передача их в соответствующие ведомства (военные комиссариаты и органы самоуправления);
– согласование места перезахоронения с местной администрацией и оформление в установленном порядке отвода необходимого земельного участка под захоронение;
– определение ответственной организации и порядка содержания захоронения (кладбища);
– внесение информации о произведенном захоронении в соответствующий реестр (паспорт) кладбища, если оно существовало до этого, или создание в установленном порядке нового кладбища (захоронения)».
Не выполнение перечисленного приведет к утрате своей значимости имеющихся в архивах сведений, часто являющихся ниточкой к восстановлению имен захороненных. А это значит, что останки военнослужащих навсегда будут обезличенными.

Отличительные признаки при определении принадлежности погребенных и класса захоронения.
Редкий поисковик со стажем не слышал обывательского вопроса: «А как вы отличаете нашего от немца»? В случаях с «верховыми» останками у поисковиков с этим затруднения бывают довольно редко. Но когда поисковик имеет дело с захоронением, вопрос становится вполне резонным. Недостаточно опытные люди испытывают затруднения не только в классификации, но и в определении принадлежности обнаруженных останков к армии РККА или бывшего противника, равно как и в происхождении захоронения — в военное время оно появилось, до войны или в более позднее время.

Для решения этих вопросов пользуются следующими признаками. Каждый военнослужащий одет, экипирован, имеет вооружение и боеприпасы, соответствующие установленной форме и принятые на вооружение конкретным государством. В случае гибели военнослужащего при нем всегда остаются какие-либо предметы амуниции, обмундирования, документы или опознавательные знаки.

Однако, бывают ситуации, когда в ходе эксгумации останков в захоронении отсутствуют подобные отличительные признаки.

Как отмечалось выше, в военное время существовала директива, предписывающая с убитых снимать обувь и верхнее обмундирование и хоронить только в нательном белье. Поэтому во вскрытом плановом захоронении практически всегда отсутствуют какие-либо отличительные признаки, определяющие принадлежность погребенного. В связи с этим поисковики оказываются в затруднительной ситуации, классифицируя захоронение, и, как следствие, — принимают неверное решение относительно целесообразности и начала выполнения эксгумационных работ.

Недостатку опыта, как правило, сопутствуют пренебрежение к обследованию местности вокруг обнаруженного захоронения, хаотичное выполнение земляных и эксгумационных работ. Упорядоченность и внимательность всегда позволят обнаружить какие-либо отличительные признаки, позволяющие определить принадлежность солдата к той или иной армии, — булавку на бинтах, пуговицы нижней одежды, шины на переломах, наконец, пулю, застрявшую в кости, и многое другое.

Отсутствие отличительных находок в ряде случаев само по себе позволяет сделать определенные выводы. Например, если в захоронении отсутствуют находки, указывающие на принадлежность захороненных к армии РККА или бывшего противника, но характер костных повреждений говорит о боевых осколочных или пулевых ранениях, есть срезы ампутированных конечностей, фрагменты шин на переломах костей и т.д. — есть основания полагать, что данное погребение относится к медицинскому захоронению РККА. Немцы своих хоронили в форменной одежде и с личными вещами, поэтому с останками всегда можно обнаружить как минимум форменные пуговицы.

Наличие на дне захоронения обильной засыпки обеззараживающим веществом (хлор, известь), дает основание предполагать, что здесь погребены умершие от инфекционных заболеваний. Это может быть инфекционный госпиталь или захоронение умерших в период массовой инфекции мирного времени. Наличие характерных пулевые ранений в затылок и висок убедительно свидетельствует о том, что здесь произошел расстрел осужденных или военнопленных. Кроме того, сама пуля (её калибр и принадлежность к оружию) даст возможность делать определенные выводы о том, кто кого расстреливал.
При отсутствии признаков, относящихся к периоду военного времени, можно полагать, что захоронение относится к другому временному периоду. Это могут быть погребения гражданского населения, периода репрессий и другие, вплоть до древних.

Разведка мест проведения полевых поисковых работ.

Для проведения разведки незнакомой местности целесообразно запастись топографией этого района. Очень полезно иметь карты современного и военного времени издания. Кроме того, не лишним будет опросить старожилов близлежащих населенных пунктов или очевидцев событий военных лет.
Полезную информацию можно получить также от местных следопытов, охотников, любителей сбора лесных даров или работников лесного хозяйства.
Но наиболее полезной информацией о событиях военного времени является изучение оперативных документов частей и соединений, принимавших участие в боевых действиях на интересующей поисковиков территории.

По прибытии на места былых сражений, после выбора места для бивуака полезно в разных направлениях провести беглый осмотр местности. Не лишним будет контролировать время движения вперед и в обратном направлении. Это даст возможность определить ориентировочно, какое расстояние было пройдено и на каком удалении проведен осмотр. Затем, в зависимости от результата осмотра, приступать к детальной разведке. Разведку лучше осуществлять небольшими группами (парой или тройкой), члены которых способны самостоятельно ориентироваться в лесных условиях.

Отправляться в разведку лучше легко экипированными, имея при себе, кроме поискового инструмента, дневной запас продуктов, средства ориентирования (компас или портативный навигационный прибор и топографическую карту). Поисковый инструмент, и соответственно, разведывательные задачи целесообразно распределить между собой так, чтобы каждый член группы занимался конкретным делом и не был отягощен лишним инструментом. Например, один осматривает местность на предмет обнаружения боевых и санитарных захоронений, имея в руках только глубинный щуп или стационарный крюк. Другой — обследует грунт на предмет не захороненных останков, имея в руках поисковый щуп и металлоискатель.
В ходе разведывательного поиска успех будет зависеть от наблюдательности, аналитического мышления и, разумеется, опыта поисковика. С опытом приходит представление о том, как, например, выглядит огневая точка минометчиков, которую нетрудно перепутать с блиндажом, чем она отличается от места, где стояла палатка, или как выглядит орудийный дворик.

Если группа вышла на место, где имеются остатки землянок, — это может быть признаком ближнего тыла прифронтовой полосы. Присмотритесь к имеющимся поблизости предметам, поищите их вокруг землянок. Они дадут возможность определить, чей это тыл. Наличие и количество стреляных гильз укажут на характер и интенсивность боевых действий, ориентировочную их продолжительность и род войск, дислоцировавшихся в этом районе, в каком направлении следует продолжать движение и т.д. Полезно обратить внимание на основательность постройки землянок. Вблизи передовой и во время короткого времени дислокации войск землянки и укрепления строились, как правило, наспех и небольшими по размерам. Если это огневая точка, то по просадке грунта несложно определить, с какой стороны был вход и, соответственно, направление тыла. Опытный поисковик у такой огневой точки не преминет определить и осмотреть сектор обстрела, по наличию и количеству стреляных гильз определить направление поиска. В лесных условиях пулеметный огонь мог быть только на короткие дистанции, следовательно, недалеко от найденной пулеметной точки (ДОТ, ДЗОТ, ОТ) следует обследовать местность на предмет обнаружения останков погибших.

В непосредственной близости к линии фронта могут быть остатки наблюдательных пунктов, огневых точек и инженерных заграждений. Как правило, в таком месте обнаружатся остатки рядов колючей проволоки. Вдоль нее обязательно следует пройтись по обеим сторонам. «Верховые» найдутся непременно.
В зимнее время, при занятии оборонительных рубежей на непродолжительное время, инженерные заграждения оборонительных рубежей часто устраивались в виде лесных, ледяных или снежных валов. Это может сбивать с толку поисковика в попытках определения линии фронта, т.к., разумеется, следов подобных заграждений теперь не обнаружишь.

Обнаруженные стрелковые ячейки также достойны для обследования на предмет обнаружения останков солдат. Копались такие ячейки на глубину, достаточную для стрельбы в положении лежа или с колена. По внешнему виду и размерам они напоминают просевшую одиночную могилу.

Если вы вышли на серию крупных блиндажей, необходимо установить, кто их строил — солдаты РККА или противника. Это несложно определить по валяющимся на поверхности предметам. Крупные укрытия строились, как известно, в относительной удаленности от передовой и в местах, где войска дислоцировались продолжительное время. Если у вас уже имеется какая-то историческая осведомленность по исследуемому месту, после установления по карте места стояния несложно определить направление дальнейшего продвижения. А это, разумеется, передовая линия обороны, если конечно ваша цель — поиск останков погибших. Если ваша цель — бытовые армейские сувениры, то вы на месте.

Кому важнее найти оставленных на поле брани защитников Отечества — курс с этого места должен быть в сторону передовой. Если на пути встретились непонятные сооружения в виде насыпных возвышенностей, похожие на блиндажи, но никаких следов бревенчатого наката не наблюдается, это, скорее всего, орудийные или минометные дворики. Кроме насыпных сооружений могут встретиться и углубления в грунте в виде коротких канавок в форме тупого угла — это упоры для станины орудия. По имеющимся поблизости предметам, например, укупорке для зарядов, можно определить калибр орудий. Это подскажет, на каком, ориентировочно, удалении вы находитесь от линии фронта. Поблизости от орудийного дворика, обычно, можно найти и землянку, где укрывался артиллерийский расчет. Скопление воронок укажет на плотность огня и интенсивность боя. Места, где часто попадаются осколки боеприпасов ротной или батальонной артиллерии, следует обследовать металлоискателем на предмет обнаружения «верховых» убитых.

В установленной командованием полосе действий частей и соединений определялись пути их передвижения — рокадные дороги. К рокадным дорогам были привязаны и медицинские учреждения армейского и дивизионного подчинения. Как правило, медучреждения дислоцировались вблизи от дорог и на окраинах населенных пунктов. Как известно, медицинские учреждения всех рангов, начиная от полевых пунктов медицинской помощи (ПМП) до эвакопунктов и госпиталей, имели свои пункты погребения. Так, ПМП располагались в непосредственной близости от линии обороны, куда санитары эвакуировали с поля боя раненых, и где им оказывалась первая медицинская помощь. Понятно, что не все раненые подлежали дальнейшей эвакуации в медсанбат (МСБ), т.к. умирали от тяжелых ранений и, соответственно, хоронились здесь же. МСБ размещались в более глубоком тылу, на удалении до 2–3 км от передовой. В большей степени количество умерших приходилось именно на МСБ. Являясь медучреждением дивизионного подчинения, медсанбаты кочевали вслед за своей частью и дислоцировались в ближнем тылу дивизии. Исходя из этого, в ходе разведки или непосредственно полевых поисковых работ, можно делать определенные прогнозы о возможных местах обнаружения неучтенных плановых воинских захоронений.

Поиск останков погибших, оставленных на поле боя.

По итогам разведывательного поиска командир принимает решение, куда направить основные силы для детального обследования наиболее интересного места. Теперь задача — «зацепиться», т.е. найти останки хотя бы одного убитого, если это не удалось в ходе разведки местности. Найденные останки солдата свидетельствуют о том, что вы у цели — места, которое необходимо обследовать тщательно. Поисковик со стажем знает, что там, где найден один убитый, найдется другой, третий и т.д.
При проведении работ на предмет обнаружения «верховых» останков, требуется проявление большой внимательности и терпения. Как известно, сохранность костных останков зависит от кислотной и щелочной среды почвы. В кислой почве, которая характерна для заболоченной местности, костные останки становятся очень рыхлыми, а затем полностью разлагаются. В таких местах обычно сильно подвержены разложению и все другие предметы, в большей или меньшей степени. Но изделия из кожи обычно сохраняются лучше, чем даже металл.

Порой поисковика сбивает с толку то обстоятельство, что в ходе поиска вместе с металлическими предметами обнаруживаются мелкие, как бы дробленые костные останки, а на месте раскопа обнаруживается множество древесных углей. Это случается в местах, где происходили лесные пожары.
В настоящее время довольно редко удается визуально обнаружить характерные признаки и определить место залегания «верховых» останков. Надежными признаками таковых являются предметы экипировки, снаряжения и вооружения солдата. Как правило, теперь их можно обнаружить с помощью щупа или металлоискателя. Не следует сразу вынимать из грунта обнаруженный предмет. Более разумно зачистить дерн над этим предметом, установить, что это за предмет, осмотреть, на какой глубине и в каком состоянии он находится. Это поможет определить степень опасности находки, была ли она в чьих-то руках до вас, или не тронута с тех пор, как была оставлена здесь со времени боя. Если найден, например, противогаз (или любой другой предмет личной экипировки солдата), и он лежит в том положении, каком мог находиться в противогазной сумке, очевидно, вы первый, кто к нему прикоснулся после его владельца. Это веское основание для продолжения снятия дернового слоя и возможности обнаружения останков солдата. Хорошей приметой для «зацепа» нередко бывают старые раскопы. Если же развешаны по деревьям и просто валяются на поверхности котелки, каски, противогазы и кружки, это значит, что здесь уже проводились поисковые работы. Но это отнюдь не означает, что все убитые здесь собраны. Если терпеливо походить по таким местам, то всегда можно добиться успеха.
 
phantomДата: Вторник, 20.03.2012, 17:00 | Сообщение # 7
Опытный поисковик
Группа: Администраторы
Сообщений: 278
Статус: Offline
При обнаружении винтовки в первую очередь обратите внимание на её комплектность. Если какие-либо детали отсутствуют, шанс найти при ней солдата значительно уменьшается. Отсутствие затвора в винтовке свидетельствует о том, что она уже побывала в чьих-то руках и наверняка смещена с первоначального её места расположения. Затвор мог вынуть и отбросить в сторону ещё во время войны солдат из трофейной или похоронной команды, это мог быть сапер во время разминирования после войны или просто «прохожий» следопыт, побывавший здесь значительно раньше вас. Скорее всего, вместе с этой винтовкой боец не найдется, однако это верный признак того, что ближайшую округу стоит тщательно прочесать. Если же все на месте, т.е. винтовка с затвором, остались фрагменты приклада, для вас должно быть очевидным, что вы первый, кто держит в руках этот ствол после его владельца, — скорее всего солдат лежит рядом. Винтовка относительно останков солдата может лежать как угодно. Но практика показывает, что довольно часто ствол указывает направление ведения огня, а приклад — направление поиска останков бойца. Поэтому, в первую очередь, лучше прощупать дерн со стороны приклада. Если останки не будут найдены в этом направлении, не поленитесь еще раз повнимательнее обследовать грунт вокруг металлоискателем и щупом.

Если во время «верхового» поиска неоднократно обнаруживаются некопаные предметы снаряжения солдат, но при этом останки убитых отсутствуют, из этого следует, что здесь работала похоронная команда и убитых следует искать в боевых или санитарных захоронениях. Для этого, прежде всего, полезно проверить имеющиеся поблизости воронки. Если останков в воронках нет, или найдены, но в небольшом количестве, а на основании имеющихся сведений из каких-либо источников известно, что здесь потерь было значительно больше, необходимо обследовать местность в сторону тыла от места боя на расстояние до пятисот метров. В зависимости от обстоятельств, похоронные команды часто выполняли массовые погребения эвакуированных с поля боя трупов не далее такого расстояния. Поэтому захоронения в ближнем тылу обычно выглядят, как санитарные или боевые. Могил в таких местах может быть несколько, недалеко расположенных друг от друга.

Поиск воинских захоронений.

По традиции принято считать, что захоронение должно выглядеть как некое возвышение грунта, насыпавшегося на месте погребения. Однако, в отношении к заброшенным и неучтенным захоронениям — это не так. Прошло много лет, и теперь неучтенные плановые и индивидуальные воинские захоронения, в большинстве своем, стали незаметными, а значительная их часть в большей или меньшей степени выглядят углублениями или провалами в грунте. Грунт в этих местах имеет некоторые отличительные особенности и характерные приметы. Поиск по этим приметам требует опыта и наблюдательности. Если погибших хоронили в зимнее время, то провал в грунте, как правило, более заметен вследствие того, что при засыпании могилы мерзлый грунт менее уплотнялся и со временем давал значительную осадку. Значительную осадку давали и братские захоронения. Чем большее количество погибших было уложено в могилу, тем больше затем грунт давал просадку вследствие разложения мягких тканей погибших. И наоборот, провалы плохо или совсем стали незаметными там, где убитые похоронены в летнее время, могила небольшая, грунт в этом месте песчаный или в последующем на этом месте проводились какие-либо земляные работы. Но поскольку грунт в месте погребения был взрыхлен и перемешан с растительным слоем, даже по прошествии многих лет он остается более рыхлым, чем за его краями и, соответственно, подвержен большему накоплению влаги. Это способствует появлению отличительных особенностей такого места в окружающей среде, особенно на глинистой почве.

В конце апреля, когда заканчивается таяние снега и под теплыми лучами весеннего солнца начинает высыхать дерновый слой, там, где грунт больше пропитан влагой, опавшие прошлогодние листья и трава остаются мокрыми или ещё лежат в луже, а вокруг растительный слой грунта уже подсох. Осенью трава в таких местах более сочная и длительное время остается зеленой. Разумеется, здесь не обязательно должно быть именно захоронение. Так может выглядеть любое место, где когда-то была выкопана и засыпана яма для других целей.
Поиск захоронений заключается в осмотре рельефа местности на предмет обнаружения характерных признаков на грунте. При наличии таковых грунт исследуют с помощью глубинного щупа с целью получения дополнительных признаков, подтверждающих наличие погребения на исследуемом месте.

При обследовании грунта руководствуются, в основном, следующими характерными признаками. Взрыхленный насыпной грунт со временем уплотняется, и в процессе его обследования щупом стержень имеет более или менее сильное сопротивление грунта, в зависимости от структуры почвы. Если на какой-то глубине почувствуется более легкое продвижение стержня щупа — ощущение короткого провала или пустоты, то, как правило, это означает, что в этом месте когда-то была яма. А пустота означает наличие внизу более рыхлого грунта, который, обычно, образуется в результате растительного или биологического перегноя. В начальной стадии проталкивания щупа в грунт наконечник будет иметь достаточно сильное сопротивление, поэтому делают это короткими, но энергичными толчками до тех пор, пока не почувствуется касание наконечника о какой либо предмет.

По звуку касания наконечника щупа о предмет под грунтом, если таковой там имеется, определяют, какого вида может быть этот предмет. Поисковики, имеющие достаточный опыт, нередко определяют это безошибочно. С достаточной долей вероятности это может сделать и тот, кто подготовлен теоретически и владеет навыками работы с инструментом.

Если щуп имел одинаковое сопротивление, т.е. одинаковую плотность, до его упора в предмет, это вряд ли захоронение. В песчаных местах возможно уплотнение грунта без ощущения провала. Но чаще, при наличии костных останков на дне ямы, будет непременно ощущаться короткий провал.
При удовлетворительной сохранности костных останков момент касания наконечника щупа о кость будет сопровождаться характерным звуком, который на практическом опыте запоминается довольно быстро и легко отличается от звука других предметов, которые распознаются несложно.

Полые предметы (каска, котелок, фляга) издают приглушенный звук. Жесть так же издает звук полого тела. При сильном окислении жестяные предметы могут протыкаться. Камень имеет более звонкий звук, чем плотный металлический предмет. Звук удара о корень дерева схож со звуком удара о кость (что нередко сбивает с толку поисковика), но удар о корень более глухой и вязкий. Кожаные или резиновые предметы имеют пружинистое сопротивление, при касании издают слабый глухой звук. Резина при касании щупом пружинит. Кожа также может пружинить, но более жестко, и при небольшой её толщине легко протыкается. Плотный металл дает звонкий и очень жесткий звук.

Встречаются захоронения, где костные останки имеют очень рыхлое состояние, а то и совсем разложившиеся. В таком состоянии костные останки могут быть в верховом залегании на постоянно заболоченных участках или в захоронениях на песчаном, часто затопляемом грунте. Поэтому при наличии ощущения пустоты на дне ямы, и если при этом отсутствует звук касания кости, следует сделать шурф для визуального осмотра. Это, разумеется, требует определенного терпения, аккуратности и опыта. Использование для этих целей бура значительно упрощает и облегчает процесс исследования грунта. С его помощью довольно быстро можно взять пробу грунта.
 
phantomДата: Вторник, 27.03.2012, 15:03 | Сообщение # 8
Опытный поисковик
Группа: Администраторы
Сообщений: 278
Статус: Offline
При обследовании местности поисковика запросто могут сбить с толку остатки так называемых «лисьих нор», которые легко можно принять за захоронение. Это небольшие углубления в грунте, которые устраивали бойцы в качестве временного укрытия для отдыха на непродолжительное время. Сверху неглубокой ямки бойцом устраивался навес из веток деревьев или плащ-палатки. Иногда в них оставались какие-то вещи, представляющие теперь нехитрые находки. Такие норы устраивались по размерам, достаточным лишь для того, чтобы в лежачем положении укрыться от непогоды и замаскироваться. Они также схожи со стрелковыми ячейками, которые тоже можно принять за индивидуальные захоронения.

Как известно, в военное время для погребения погибших часто использовались воронки.
В ходе обследования крупных воронок необходимо учитывать то обстоятельство, что над слоем залегания костных останков всегда будет плотный слой грунта, независимо от того, засыпалось захоронение в момент погребения или нет. Толщина слоя грунта зависти от нескольких факторов. Таковыми могут быть диаметр и глубина воронки, структура самого грунта. Чем меньших размеров воронка, тем меньше она подвержена заплыванию. В крупных воронках слой наплыва грунта встречается до двух метров. Наибольший слой наплывного грунта всегда в центре, как и слой костных останков.

В сложных боевых условиях достаточно крупные воронки нередко использовались как укрытия и оборонительные укрепления. На выровненном дне воронки устраивался навес для отдыха, а по верхнему краю оборудовались стрелковые и наблюдательные ячейки. Неопытные поисковики, работая на таких объектах хаотично и не следя за смешанностью грунта при его выемке, обычно не замечают подобных сооружений и остаются без интереснейших находок.

При установлении факта наличия захоронения необходимо прекратить все действия, допускающие возможность повреждения находок, и оценить ситуацию на предмет целесообразности и реальной возможности вскрытия этого захоронения. Важно оценить, хватит ли ваших сил и опыта для квалифицированной работы и выполнения её в полном объеме.

Краткое описание методики работы с военной техникой.

Поисковая работа предполагает не только поиск останков солдат оставленных на поле боя и перезахоронение неучтенных и заброшенных захоронений. Это и работа с военной техникой — на местах падений самолетов и потерь танков.

Эти боевые машины дают возможность установить судьбу, место гибели военнослужащих и конкретное историческое событие. В этом помогает последующая работа в архиве министерства обороны России. По регистрационным номерам боевых машин архивные документы в большинстве случаев позволяют установить имена экипажа танка или самолета на момент гибели машины. В авиации подлежали строгому учету заводские номера, как моторов, так и самих самолетов. А среди обломков самолета практически всегда можно обнаружить исходную информацию. Номер боевой машины не менее ценен, чем смертный медальон.
В случае гибели машины в отчетных документах указывались только номера самолетов и моторов.

Номера самолетов и моторов состояли из серии цифр, обозначающих номер завода изготовителя, год выпуска и серийный номер. Более подробно об этом смотрите справку в приложениях.
Навесное оборудование и агрегаты самолета были также номерными, но это строгому учету не подлежало. Строгому учету подлежали также вооружение и радиостанции, которые довольно часто переставлялись с одной машины на другую, и поэтому могут повести по ложному следу.
Но если, например, узлы или детали к мотору изготавливались на одном и том же заводе, где собирался сам мотор, то их номера могли дублироваться и совпадать с номером мотора. Однако, как известно, в Советском Союзе была практика изготовления комплектующих деталей на заводах в различных городах страны, а сборка агрегатов и моторов, равно как и их установка на самолеты, на вторых и даже третьих заводах.

Моторы имели небольшой моторесурс и подлежали ремонту и замене, а значит, могут не совпадать с первоначальным учетным номером. Поэтому наиболее надежным для установления имен экипажа считается номер самой машины. Номера моторов самолетов следует искать, прежде всего, на приливе картера и коке винта. В этих местах номер выбивался. Кроме того, на блоке цилиндров прикреплялась табличка с информацией о заводе-изготовителе, с заводским номером, маркой мотора и датой изготовления. Таблички с аналогичной информацией о самолете крепились в кабине пилота. Размещались они в зависимости от марки самолета в таких местах, как панель приборов, боковая или задняя стенка кабины. Например, на самолете У-2 (ПО-2) номер самолета можно найти в виде круглой дюралевой таблички на капоте двигателя или на бензобаке. Кроме перечисленного, следует отметить, что номер самолета можно обнаружить в так называемых неожиданных местах, например, нацарапанным или написанным краской на часто снимаемых узлах или деталях. Так обслуживающий персонал самолетов (авиатехники) метили свое имущество.

Как известно, в истребительной и штурмовой авиации экипажи самолетов в критической ситуации, в целях спасения, пытались совершить вынужденную посадку, т.к. полеты на низких высотах делали бессмысленной попытку спастись при помощи парашюта. Относительно успешно вынужденная посадка могла быть выполнена только на сравнительно ровную площадку, в качестве которой пилоты довольно часто выбирали болото или водную поверхность. Что в полной мере подтверждает поисковая практика — большая часть обнаруженных поисковиками самолетов приходится именно на болота и заболоченные места. Это обстоятельство объясняется еще и тем, что из таких мест в военное время, как, впрочем, и в послевоенное, эвакуация самолета даже с незначительными повреждениями представляла большие затруднения, а в случае неуправляемого падения была практически невозможна или не имела смысла — самолет в подобной ситуации разрушался до невозможности его восстановления.
При удачной вынужденной посадке на твердую поверхность в военное время специальной эвакокомандой самолет при малых повреждениях вывозился в ремонт, а в случае сильных повреждений — списывался. А в послевоенное время, если находился в легко доступном месте, являлся объектом для заготовки цветного металла.

При неуправляемом падении на твердую поверхность двигатель самолета (в зависимости от скорости и массы машины), как правило, уходил в грунт на глубину до 2,5 метров, а на поверхности земли оставались только металлические части крыльев и фюзеляжа. При столкновении самолета с землей кабина пилота деформировалась, прижимала к мотору пилота. Поэтому, как правило, останки летчика обнаруживаются над деталями двигателя.

Наличие обломков самолета на поверхности земли является признаком и поводом для поиска конкретного места его падения, о котором свидетельствует характерная яма (воронка). Воронка, образуемая при неуправляемом падении самолета, имеет особые признаки и отличается от воронки, образованной взрывом артиллерийского снаряда, вокруг которой, как известно, образуется кольцевой бруствер. На месте падения самолета образуется вытянутая воронка с бруствером в форме полукольца по ходу падения.
 
phantomДата: Вторник, 27.03.2012, 15:04 | Сообщение # 9
Опытный поисковик
Группа: Администраторы
Сообщений: 278
Статус: Offline
Во время войны, в случае гибели танка, танкистам, в отличие от летчиков, представлялось в известной доле больше шансов спастись из подбитой машины. Кроме того, погибших танкистов легче было в то или иное время обнаружить и похоронить. Сами же танки эвакуировались по возможности для ремонта, а в послевоенное время были более доступны для вывоза на переплавку. Поэтому в настоящее время на поверхности земли найти целый танк представляется большой редкостью. Чаще всего это случается с затопленными машинами — в водоемах и трясинах болот. В связи с этим поисковики чаще имеют дело с останками самолетов и, как правило, — с останками летчиков.

Выполнение работы по извлечению затопленных боевых машин требует специальной подготовки и определенных знаний. Для реализации задачи по извлечению затопленного танка или самолета необходимы сложные технические работы, связанные с привлечением тяжелой техники и водолазов. Однако непродуманное её использование часто не дает успеха. Порой поисковики, желая достичь быстрого результата, используя тяжелую технику, пытаются зацепиться за наиболее крупные узлы и решить проблему одним махом. Но терпят неудачу или достигают успеха только в части получение кусков рваного металла, годного только для вторсырья. Работа на таких объектах требует продуманности и терпения, не терпит спешки и суеты.

Практический опыт показал успешность использования следующей методики подъема останков военной техники из заболоченных мест.
На месте обнаружения объекта снимается максимально возможное количество грунта или торфа до возможности закрепить трос за крупный узел машины.

Затем из бревен строится подвесная система в виде треноги, на вершине которой подвешивается лебедка или таль. Работа с лебедкой составляет некоторые неудобства — она довольно тяжелая. Для того, чтобы её закрепить, необходимо залезть на конструкцию, что бывает небезопасным. Кроме того, при работе с лебедкой человек вынужден находиться под конструкцией, испытывающей значительные нагрузки, что также представляет определенную опасность. Более удобно и безопасно использовать таль. Она относительно легкая, позволяет выдерживать значительную нагрузку, во время работы люди находятся на безопасном удалении от нагружаемой конструкции, прочность которой заранее рассчитать сложно, что чревато её разрушением.
Нагружаемый конец подъемного приспособления закрепляют за крупный и прочный узел поднимаемого объекта и в натянутом виде оставляют на продолжительное время, необходимое для того, чтобы груз освободился от грунта, иначе говоря — отлип.

Выдержав достаточное время под нагрузкой закрепленный узел, которым обычно является двигатель, и убедившись в том, что он отлип от грунта (это определяется визуально по признакам изменений в силе натяжения троса и перемещения мотора в грунте), если есть необходимость — перецепляют трос за более надежное или удобное место и начинают постепенно поднимать объект, соблюдая меры предосторожности от несчастного случая. По мере необходимости, трос перецепляют дополнительно, подкладывая бревна в образовавшийся зазор между грунтом и поднимаемым объектом, что позволяет сократить величину вытяжки троса. Как только груз окажется на достаточной высоте, под него подкладывают настил из бревен или досок в виде опорной площадки, на которую груз опускают, при этом для страховки трос лебедки лучше не отцеплять, а лишь ослабить.

После чего, с помощью транспортной техники или второй лебедки груз постепенно, натягивая вытяжной трос и давая слабину подъемному, по горизонтальной или наклонной линии перетаскивают на подготовленную площадку.
При выполнении подобных работ на твердом грунте копают яму на всю глубину залегания обломков самолета. Для предотвращения обвала в процессе выемки грунта стенки ямы делают в форме ступеней и крепят кольями и распорками. Выемку грунта выполняют, придерживаясь правил методики вскрытия захоронений, т.к. вместе с обломками самолета здесь, вполне вероятно, могут находиться останки его экипажа. Если предполагается подъем двигателя и других крупных узлов на поверхность, для того, чтобы исключить необходимость вертикального подъема, одну сторону ямы делают пологой и укладывают направляющие из досок или бревен. По таким направляющим с помощью лебедки или транспортных средств подъем выполняется волоком.
 
phantomДата: Вторник, 27.03.2012, 15:10 | Сообщение # 10
Опытный поисковик
Группа: Администраторы
Сообщений: 278
Статус: Offline
Глава 5. Эксгумационные работы.


Непосредственно эксгумации останков предшествуют такие работы как:
установление границ захоронения, выемка насыпного грунта, зачистка захоронения, протоколирование открывшихся фактов и особенностей захоронения.
Только после полной выемки насыпного грунта и зачистки останков приступают к собственно эксгумации останков. В ходе эксгумации ведут описание характерных особенностей останков, обнаруженных находок, подсчет количества погребенных в данном захоронении. Останки укладывают в транспортировочные пакеты или контейнеры, на которых крепят информационные бирки или маркируют непосредственно сами пакеты.

После полного завершения эксгумационных работ выполняют рекультивацию грунта.
Вскрытие захоронений в соответствии с классификацией.
Подготовительные мероприятия. При обнаружении любого вида захоронения для того, чтобы принять верное решение о дальнейших действиях, важно выяснить и оценить следующие факторы:
установить вид этого захоронения, доступность месторасположения к посещению людей,
имеется ли угроза его разрушения, размеры и ориентировочную оценку возможного количества погребенных.

Если обнаруженное захоронение находится в легкодоступном месте, имеется возможность его обустройства и предотвращения разрушения (строительные работы, сельхоз угодья и т.д.), необходимо принять все возможные меры к его сохранению, реставрации и благоустройству. В подобных случаях земляные работы этически оправданными могут быть только для определения границ и обустройства захоронения или кладбища.

Если захоронение находится в недоступном для посещения месте или имеется реальная угроза разрушения, очевидно, есть необходимость в его переносе. Важно оценить объем предстоящих работ, свои силы и все дальнейшие обстоятельства, связанные со сроками и местом перезахоронения, возможностью транспортировки и хранения останков и других необходимых мероприятий, не нарушающих этических норм и традиций. И только после согласования с представителями местного самоуправления всего комплекса проблем и задач, связанных с эксгумацией и организацией перезахоронения останков, приступать к земляным работам.

Не захороненные (верховые) останки.

Обнаруженные останки не захороненных погибших подлежат зачистке от дерна и эксгумации. После чего важно принять меры для их сохранности и доставки к месту погребения.

Методика вскрытия «верховых» останков не представляет особой сложности, но требует неспешности и внимательности, что является доминирующими факторами в тщательности выполнения этой работы.
Первоочередной задачей при зачистке останков является установление имени погибшего. Для этого необходимо обращать внимание на все находки, которые могут способствовать восстановлению имени погибшего. К числу таких находок относятся смертный медальон, любые бумажные документы, удостоверяющие личность, боевые награды, письма, знаки отличия, оружие и боеприпасы, обмундирование (его фрагменты), предметы снаряжения, личные вещи, обувь. Особое внимание также следует обращать на такие предметы, как ложка, кружка, котелок, часы и другие вещи, на которых может быть гравировка с данными на владельца.

Обнаруженные не захороненные останки зачищают от грунта, соблюдая технические условия вскрытия захоронений в следующей последовательности.

После обследования щупом места предстоящего раскопа на предмет выяснения расположения костных останков погибшего расчищают необходимую площадку от кустарника и валежника, затем снимают растительный слой и при необходимости аккуратно надрезают и снимают пласты дерна над обнаруженным предметом или фрагментом костных останков, постепенно расширяя раскоп по всей площади залегания останков. Все костные останки и предметы снаряжения после их зачистки оставляют на месте до окончания работ. Выбранный грунт (отвал) складывается на заранее обследованное место. В ходе зачистки дернового слоя, для предотвращения повреждения и утраты находок и костных останков, выполняют мягкие горизонтальные движения рабочим инструментом. Мелкая корневая система срезается ножом, а для удаления более крупных корней растительности используют топорик, мачете или заточенную боковую сторону МСЛ.
 
Форум » ОСНОВНОЙ » Для начинающих » Теория и практика поисковых работ (части книги С.С.Котилевского, посвященные поисковой работе.)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:



Рейтинг@Mail.ru



  

ULTRA © 2010-2018